Вы здесь

Статья 2. Действие уголовно-процессуального закона в пространстве

СТ 2 УПК РФ

1. Производство по уголовному делу на территории Российской Федерации независимо от места совершения преступления ведется в соответствии с настоящим Кодексом, если международным договором Российской Федерации не установлено иное.

2. Нормы настоящего Кодекса применяются также при производстве по уголовному делу о преступлении, совершенном на воздушном, морском или речном судне, находящемся за пределами территории Российской Федерации под флагом Российской Федерации, если указанное судно приписано к порту Российской Федерации.

3. В случаях, предусмотренных статьей 12 Уголовного кодекса Российской Федерации, отдельные процессуальные действия за пределами территории Российской Федерации могут проводиться в соответствии с требованиями настоящего Кодекса.

Комментарий к Статье 2 Уголовно-процессуального кодекса

1. Любой нормативный правовой акт действует на определенной территории. Как правило, пределы пространственного действия нормативно-правовых актов определяются в зависимости от органа, который издал тот или иной нормативный правовой акт. Не является исключением и уголовно-процессуальный закон, который имеет пределы пространственного действия и распространяет свои нормы в определенном пространстве. В связи с тем что в соответствии с п. "о" ст. 71 Конституции РФ уголовно-процессуальное законодательство находится в ведении Российской Федерации, то и действия уголовно-процессуального закона при производстве по уголовным делам ограничены пределами территории Российской Федерации. В соответствии с ч. 1 ст. 67 Конституции РФ территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. В силу ч. 2 ст. 67 Конституции РФ Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации. Кроме того, ст. 1 Федерального закона "О Государственной границе Российской Федерации" определяет пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) Российской Федерации, то есть пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации.

2. Вся уголовно-процессуальная деятельность по уголовным делам на территории России регламентируется только нормами УПК РФ и не зависит от места совершения преступления. В этой связи необходимо учитывать и положения ст. 11 УК РФ. Так, к примеру, в соответствии с ч. 3 ст. 11 УК РФ лицо, совершившее преступление на судне, приписанном к порту Российской Федерации, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором. Очевидно, что в случае применения норм международного договора и привлечения виновных к уголовной ответственности по уголовному законодательству иностранного государства подлежат применению уголовно-процессуальные нормы этого же государства.

3. В соответствии с международными договорами уголовно-процессуальная деятельность при производстве по уголовным делам может регламентироваться нормами УПК РФ не только на территории России, но и на территории других государств. Речь в данном случае идет о, уголовно-процессуальной деятельности при производстве по уголовным делам, в соответствии с нормами УПК РФ, на территории Республики Казахстан, Республики Армения, Республики Таджикистан, Республики Молдова, Республики Белоруссия, Республики Абхазия, Республики Кыргызстан и Южной Осетии. Действия норм УПК РФ на территории данных государств определяются соответствующими международными договорами и соглашениями. В первую очередь это связано с временным нахождением на территории данных государств воинских формирований. Так, к примеру, в соответствии со ст. 1 Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о статусе воинских формирований Российской Федерации, временно находящихся на территории Республики Казахстан <1>, образуются соответствующие компетентные органы. Со стороны России ими являются командиры воинских частей, военные коменданты гарнизонов, суды, органы прокуратуры, Министерства внутренних дел, военной контрразведки и другие административные органы Российской Федерации, в компетенции которых находятся вопросы, регулируемые вышеупомянутым Соглашением. Кроме того, в соответствии со ст. 12 данного Соглашения Россия осуществляет свою юрисдикцию в местах дислокации российских воинских формирований, за исключением преступлений, совершенных гражданами Республики Казахстан, и общеуголовных преступлений против граждан Республики Казахстан. Юрисдикция России распространяется и вне мест дислокации российских воинских формирований - в случаях совершения лицами, входящими в состав воинских формирований Российской Федерации, воинских преступлений и правонарушений, совершенных в связи с исполнением обязанностей военной службы. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 40 УПК РФ начальники органов военной полиции Вооруженных Сил РФ, командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений и гарнизонов относятся к органам дознания. Поэтому начальники органов военной полиции, командиры воинских частей, соединений, начальники гарнизонов, дислоцирующихся на территории Республики Казахстан, осуществляют уголовно-процессуальную деятельность по возбуждению уголовного дела, а также производства неотложных следственных действий в соответствии с нормами УПК РФ. При этом данная уголовно-процессуальная деятельность регламентируется в соответствии с нормами УПК РФ в местах дислокации российских воинских формирований, а также вне мест дислокации российских воинских формирований, но в отношении лиц, входящих в состав воинских формирований Российской Федерации и совершивших воинские преступления и иные преступления в связи с исполнением обязанностей по военной службе на территории Республики Казахстан. Кроме того, в соответствии с данным Соглашением компетентными органами на территории Республики Казахстан являются и органы прокуратуры. В соответствии с п. 2 ст. 46 Закона о прокуратуре образование, реорганизация и ликвидация органов военной прокуратуры осуществляются Генеральным прокурором Российской Федерации, приказы которого по этим вопросам реализуются в соответствии с директивами Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов. Таким образом, на территории Республики Казахстан образованы две гарнизонные военные прокуратуры: военная прокуратура - войсковая часть 22257 и военная прокуратура - войсковая часть 34135. Уголовно-процессуальная деятельность на территории Республики Казахстан органов военной прокуратуры регламентируется в соответствии с нормами УПК РФ в местах дислокации российских воинских формирований, а также вне мест дислокации российских воинских формирований, но в отношении лиц, входящих в состав воинских формирований Российской Федерации и совершивших воинские преступления и иные преступления в связи с исполнением обязанностей по военной службе на территории Республики Казахстан. Таким же образом уголовно-процессуальную деятельность на территории Республики Казахстан в соответствии с нормами УПК РФ в пределах своей компетенции осуществляет 496-й военный следственный отдел СК России и 26-й, 40-й гарнизонные военные суды.
--------------------------------
<1> Данное Соглашение ратифицировано Федеральным Собранием. См.: Федеральный закон от 30 января 2002 г. N 15-ФЗ // Бюллетень международных договоров. 2002. N 4; СПС "Гарант".

4. Нормы УПК РФ во взаимосвязи со ст. 11 УК РФ регламентируют уголовно-процессуальную деятельность по уголовным делам о преступлениях, которые были совершены на борту воздушного, морского или речного судна, находящихся за пределами территории России, но под флагом России и приписанных к портам России. В соответствии с ч. 1 ст. 17 Федерального закона от 30 апреля 1999 г. N 81-ФЗ "Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации" (в ред. от 30 марта 2015 г.) отмечается, что судно, которое пользуется правом плавания под Государственным флагом Российской Федерации, имеет национальность Российской Федерации. Поэтому в случаях совершения преступления на борту морского или речного судна, находящегося за пределами территории России, в соответствии с ч. 3 ст. 40 УПК РФ и ст. 69 Федерального закона "Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации" капитаны морских или речных судов обладают уголовно-процессуальными полномочиями по возбуждению уголовного дела о преступлениях, совершенных на борту судна, и производства неотложных следственных действий. В случае нахождения воздушного, морского или речного судна РФ в территориальных водах или воздушном пространстве другого государства на них распространяется юрисдикция этого государства и действуют нормативно-правовые акты, регламентирующие уголовно-процессуальную деятельность на борту судна иностранного государства. Из данного правила исключаются военные корабли и воздушные судна России. Где бы они ни находились, на них распространяется территориальная юрисдикция России и, следовательно, действуют нормы УПК РФ. Кроме того, в соответствии с ч. 3 ст. 11 УК РФ лица, совершившие преступление на военном корабле или военном воздушном судне, независимо от места его нахождения, в том числе и в период его нахождения в иностранном порту, подлежат ответственности по УК РФ. Поэтому в данной ситуации уголовно-процессуальная деятельность в отношении данных лиц, совершивших соответствующие преступления, регламентируется нормами УПК РФ.

5. Нормы комментируемой статьи 2 УПК РФ не распространяются на случаи, когда на морском, воздушном или речном судне совершается преступление, а само морское, воздушное или речное судно приписано к порту иностранного государства, находится под флагом также иностранного государства, но экипаж состоит из граждан России. На данные ситуации должен распространяться не территориальный принцип действия норм УПК РФ, а принцип действия норм УПК РФ в отношении граждан России (принцип гражданства). Причем нормы комментируемой статьи 2 Уголовно-процессуального кодекса РФ должны действовать во взаимосвязи с нормами ст. 12 УК РФ и быть второстепенными по отношению к действиям норм УК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 12 УК РФ уголовная ответственность в отношении граждан РФ определяется нормами УК РФ. Следовательно, и уголовно-процессуальная деятельность в данной ситуации должна быть регламентирована нормами УПК РФ, а не УПК иностранных государств. На данную позицию указывает и Конституционный Суд РФ. Так, в своем Постановлении от 16 октября 2012 г. N 22-П "По делу о проверке конституционности положений части второй статьи 2 и части первой статьи 32 Уголовно-процессуального кодекса РФ" Конституционный Суд РФ отмечает, что нормы ч. 2 ст. 2 УПК РФ реализуют предписания частей второй и третьей статьи 11 УК РФ, определяющей действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на территории РФ, и подлежат применению во взаимосвязи с ч. 1 ст. 2 УПК РФ, согласно которой производство по уголовному делу на территории Российской Федерации независимо от места совершения преступления ведется в соответствии с УК РФ, если международным договором Российской Федерации не установлено иное, а потому не исключают возможности производства по уголовному делу о преступлении, совершенном вне пределов Российской Федерации, на территории Российской Федерации <1>.
--------------------------------
<1> См.: .

6. Территориальный принцип действия норм УПК РФ связан и с производством следственных и иных процессуальных действий на территории России в рамках исполнения запроса о правовой помощи. В основу действия норм УПК РФ по исполнению запроса о правовой помощи положен принцип взаимности. В этой связи производство отдельных следственных и иных процессуальных действий, связанных с исполнением запроса о правовой помощи, поступившего от соответствующих компетентных органов и должностных лиц иностранных государств, в соответствии с международными договорами Российской Федерации, международными соглашениями производится в соответствии с нормами УПК РФ. Так, к примеру, в соответствии с ч. 1 ст. 72 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) <1> отмечается, что стороны осуществляют в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против собственных граждан, подозреваемых в том, что они совершили на территории запрашивающей стороны преступление. В этой связи соответствующие государственные органы России для исполнения соответствующих запросов о правовой помощи на территории России в рамках уголовно-процессуальной деятельности в пределах своей компетенции принимают соответствующие нормативные правовые акты. Так, в системе Генеральной прокуратуры РФ существует указание Генпрокуратуры России от 12 марта 2009 г. N 68/35 "О порядке рассмотрения и исполнения в органах прокуратуры Российской Федерации поручений об осуществлении уголовного преследования, запросов о правовой помощи или о возбуждении уголовного дела, поступивших от компетентных органов иностранных государств" <2>. В некоторых случаях на территории России для исполнения запроса о правовой помощи могут быть применены и процессуальные нормы законодательства иностранного государства в соответствии с международными договорами Российской Федерации, международными соглашениями или на основе принципа взаимности, если это не противоречит законодательству и международным обязательствам Российской Федерации (см. об этом комментарий к ст. 457 настоящего Кодекса).
--------------------------------
<1> Ратифицирована Федеральным Собранием (Федеральный закон от 4 августа 1994 г. N 16-ФЗ // СЗ РФ. 1994. N 15. Ст. 1684; ). Кроме того, 7 ноября 2002 г. была принята Кишиневская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Россия данную Конвенцию не ратифицировала. В этой связи действуют положения Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

<2> См.: .

7. Территориальный принцип действия на территории России норм УПК РФ распространяется на доказательства, которые были получены в соответствии с процессуальным законодательством иностранного государства на территории данных государств в рамках оказания правовой помощи по уголовным делам. Положения комментируемой статьи 2 УПК РФ дополняются нормами ст. 455 УПК РФ. При этом данные доказательства пользуются такой же юридической силой, как если бы они были получены на территории Российской Федерации в полном соответствии с требованиями норм УПК РФ. Так, к примеру, в соответствии со ст. 13 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) <1> документы, которые на территории одной из договаривающихся сторон рассматриваются как официальные документы, пользуются на территориях других договаривающихся сторон доказательной силой официальных документов. (Более подробно см. об этом комментарий к ст. 455 настоящего Кодекса.)
--------------------------------
<1> Ратифицирована Федеральным Собранием (Федеральный закон от 4 августа 1994 г. N 16-ФЗ // СЗ РФ. 1994. N 15. Ст. 1684; ).