Вы здесь

Статья 10. Неприкосновенность личности

СТ 10 УПК РФ

1. Никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных настоящим Кодексом. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

2. Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного настоящим Кодексом.

3. Лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью.

Комментарий к Статье 10 Уголовно-процессуального кодекса

1. Правовую основу принципа неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве составляет ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (ЕКПЧ). Кроме того, положения данного принципа отражены и в ст. 22 Конституции РФ. Буквальная реализация данного принципа регламентирована гл. 12 - 14 УПК РФ. (Более подробно см. об этом комментарий к гл. 12 - 14 настоящего Кодекса.)

2. По содержанию положения комментируемой статьи свидетельствуют о том, что задержание лица при совершении того или иного преступления либо заключение его под стражу должно быть осуществлено только при наличии соответствующих оснований. Все основания задержания или заключения под стражу теория уголовного процесса условно делит на материальные (фактические) и процессуальные. Речь в данном случае идет о том, что процессуальное решение на задержание лица либо заключение его под стражу принимается только при наличии материальных (фактических) оснований, которые указаны в ст. ст. 91, 97 - 110 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. ст. 91, 97 - 110 настоящего Кодекса.) Все эти материальные (фактические) основания в зависимости от тех или иных обстоятельств по уголовным делам в первую очередь связаны с личным усмотрением соответствующих участников уголовного судопроизводства. При этом соответствующее процессуальное решение на задержание лица или заключение его под стражу, принятое при наличии хотя бы одного из материальных (фактических) оснований, реализуется посредством процессуального основания, вынесенного в форме протокола задержания либо постановления о возбуждении ходатайства о применении меры пресечения в виде заключения под стражу и постановления об удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу. Кроме того, задержание лица по подозрению в совершении преступления или заключение его под стражу являются обеспечительными мерами, являющимися по своему содержанию мерами уголовно-процессуального принуждения. Они носят кратковременный характер, который необходим для производства предварительного расследования, а в дальнейшем и судебного разбирательства по уголовному делу, и прекращают действовать, когда отпадут соответствующие основания. В случаях задержания лица по подозрению в совершении преступления или заключения его под стражу суд, а также другие участники уголовного судопроизводства, осуществляющие задержание или применение меры пресечения, не должны входить в обсуждение вопроса о виновности лица <1>. Кроме того, ЕСПЧ данному вопросу придает существенное значение <2>. Само по себе задержание лица по подозрению в совершении преступления без соответствующего судебного решения не должно превышать 48 часов с момента его фактического задержания.
--------------------------------
<1> Так, в соответствии с п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога" суд, проверяя обоснованность вывода в причастности лица к совершенному преступлению, не праве входить в обсуждение вопроса о виновности лица ().

<2> Так, в решении от 20 сентября 2011 г. по делу "Федоренко против России" ЕСПЧ указал, что наличие любой аргументации, намекающей на то, что должностное лицо считает обвиняемого виновным даже в отсутствие любого формального постановления, является достаточным основанием нарушения принципа презумпции невиновности и ч. 2 ст. 6 ЕКПЧ (http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 11.05.2015)).

3. Положения ч. 2 комментируемой статьи являются по своему характеру императивными нормами. Они обязывают соответствующих участников уголовного судопроизводства освободить лицо, которое незаконно было задержано, в отношении которого незаконно была применена мера пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста или которое незаконно помещено в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях. Кроме того, лица подлежат незамедлительному освобождению, если они находятся свыше срока, который предусмотрен нормами УПК РФ (свыше 48 часов, двух месяцев и т.д.). При этом необходимо учитывать правила истечения срока, предусмотренного ст. 128 УПК РФ. (Более подробно см. об этом комментарий к ст. 128 настоящего Кодекса.) Кроме того, в соответствии с ч. 5 ст. 5 ЕКПЧ данная категория лиц обладает правом на компенсацию в случае нарушения положений ч. ч. 1 - 4 ст. 5 ЕКПЧ. Поэтому, если лицо незаконно было задержано в подозрении в совершении преступления, заключено под стражу, незаконно помещено в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, либо содержалось незаконно свыше срока, предусмотренного нормами УПК РФ, оно обладает в соответствии с ч. 3 ст. 133 и ст. 134 УПК РФ правом на реабилитацию. (Более подробно см. комментарий к ч. 3 ст. 133 и ст. 134 настоящего Кодекса.)

4. Положения ч. 3 комментируемой статьи определяют минимальные условия содержания лица, которому была избрана соответствующая мера пресечения в виде заключения под стражу либо которое было задержано по подозрению в совершении преступления. Минимальным условием для содержания данных лиц является исключение угрозы его жизни и здоровью в период реализации соответствующих мер процессуального принуждения. При этом положение данной нормы УПК РФ является императивной нормой и его исполнение возлагается на государство в силу публичных уголовно-процессуальных правоотношений по уголовным делам. Кроме того, исключение угрозы жизни и здоровью лица при его нахождении в качестве задержанного или в случае избрания заключения под стражу свидетельствует о том, что жизнь лица находится вне опасности, ему ничто не угрожает. Условия содержания лица не влияют на состояние его здоровья. Они соответствуют определенным санитарным нормам, которые не сказываются на состоянии здоровья данных категорий лиц. В этом случае необходимо учитывать международно-правовые стандарты (пр. 24 Европейских пенитенциарных правил, пр. 37 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, Рекомендации Совета Европы N R (89) 12 "Об образовании в тюрьме" и т.д.). При этом неиспользование данных рекомендаций позволяет ЕСПЧ признавать Россию нарушившей ст. 3 и п. 3 ст. 5 ЕКПЧ <1>.
--------------------------------
<1> Более подробно см.: дела от 5 марта 2009 г. "Бычков против России", от 10 мая 2011 г. "Вадим Ковалев против России" и т.д. // Аннотированный указатель постановлений Европейского суда по правам человека в делах против России / Авторы-составители Д.А. Гайдуков, М.Т. Тимофеев. М.: Юстиция, 2012. С. 54, 55.