Вы здесь

Статья 11. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

СТ 11 УПК РФ

1. Суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

2. В случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

3. При наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные статьями 166 частью девятой, 186 частью второй, 193 частью восьмой, 241 пунктом 4 части второй и 278 частью пятой настоящего Кодекса, а также иные меры безопасности, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

4. Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом.

Комментарий к Статье 11 Уголовно-процессуального кодекса

1. По своему содержанию охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве представляет собой систему государственных мер, обеспечивающих соблюдение прав, обязанностей, использование других обеспечительных мер, гарантирующих охрану прав и свобод человека, в том числе и применение мер безопасности как к лицам, содействующим уголовному правосудию, так и к самим участникам уголовного судопроизводства, в уголовно-процессуальной деятельности при производстве по уголовным делам. При этом в силу публичности уголовного судопроизводства охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве представляет собой обязанность государства и является дополнительной гарантией для субъектов уголовного судопроизводства. Кроме того, охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве представляет собой соответствующую уголовно-процессуальную деятельность, которая осуществляется субъектами уголовно-процессуальной деятельности в контексте осуществляемых ими уголовно-процессуальных функций посредством реализации ими своих полномочий в уголовном судопроизводстве. Это означает, что каждый из участников уголовного судопроизводства по уголовному делу осуществляет меры, направленные на обеспечение и охрану прав участников процесса, реализуя в строгом соответствии с законом свои непосредственные права и обязанности, используя при этом предусмотренные законом средства и методы. Так, например, закон возлагает на суд, прокурора, следователя, дознавателя обязанность разъяснить участвующим в деле лицам, в том числе и обвиняемому (подозреваемому), их права и обеспечить возможность осуществления этих прав (ч. 1 ст. 11 УПК РФ), обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами (п. 11 ч. 4 ст. 46, п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), а также обеспечить охрану их личных и имущественных прав (ст. 160 УПК РФ). Кроме того, данный принцип применяется в системной связи с другими положениями уголовно-процессуального закона, устанавливающими права и обязанности участников уголовного судопроизводства, и направлен исключительно на защиту их прав, свобод и охраняемых законом интересов. Так, к примеру, в соответствии с ч. 5 ст. 172 УПК РФ при предъявлении лицу обвинения следователь обязан разъяснить обвиняемому все его права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ, а суд в подготовительной части судебного заседания в соответствии со ст. ст. 267 - 270 УПК РФ разъясняет права подсудимому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту. При этом несоблюдение положений, предусмотренных ч. 1 комментируемой статьи, может быть основанием для отмены судебных решений. Так, президиум Нижегородского областного суда отменил состоявшиеся в отношении П.Н.И. судебные решения. Основанием к отмене послужили нарушения уголовно-процессуального закона. Как видно из протокола судебного заседания, суд в нарушение положений ч. 1 ст. 11 УПК РФ не разъяснил П.Н.И. права, предусмотренные ст. 292 УПК РФ, и не выяснил, имелось ли у подсудимого ходатайство об участии в судебных прениях сторон <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Президиума от 25 июня 2009 г. N 44-у-305/09 // СПС "Гарант".

2. Правовую основу некоторых положений, регламентирующих охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, представляют нормы ст. 51 Конституции РФ, международные нормативно-правовые акты (Рекомендации относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития (разработаны VIII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1990 г.), Неапольская политическая декларация и Глобальный план действий против организованной транснациональной преступности (приняты на Всемирной конференции по организованной транснациональной преступности в ноябре 1994 г.), Рекомендации N R (96) 8 по политике борьбы с преступностью в изменяющейся Европе (принята Советом Европы в 1996 г.) и др.).

3. В положениях ч. 2 комментируемой статьи существует императивная норма, свидетельствующая о том, что дознаватель, следователь, прокурор, суд, в том числе и должностное лицо органа дознания при производстве неотложных следственных действий, обязаны предупредить тех лиц, которые являются свидетелями по уголовному делу, что они обладают свидетельским иммунитетом и что их показания могут быть использованы в дальнейшем при производстве по уголовному делу. Понятие свидетельского иммунитета дано в п. 40 ст. 5 УПК РФ и связано со ст. 51 Конституции РФ. (Более подробно см комментарий к п. 40 ст. 5 настоящего Кодекса.) Несоблюдение положений данной нормы свидетельствует о нарушении норм Уголовно-процессуального кодекса РФ. Часть 2 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ определяют недопустимость того или иного доказательства, которое было получено с данными нарушениями. Так, Судебная коллегия Верховного Суда РФ не выявила нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора. Из материалов дела усматривается, что в соответствии с ч. 4 ст. 281 УПК РФ заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного следствия, если эти показания получены в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 11 УПК РФ. Из всех протоколов допроса К. следует, что она допрошена с соблюдением требований закона, ей разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ и ее право не свидетельствовать против себя и своих близких родственников. От дачи показаний в ходе предварительного следствия она не отказывалась <1>. Но дача показаний лиц, которые становятся свидетелями при производстве по уголовному делу, является их процессуальной обязанностью, которая вытекает из положений ст. 56 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. 56 настоящего Кодекса.) При даче показаний свидетель должен быть предупрежден, что он обладает свидетельским иммунитетом и может отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. Кроме того, при согласии давать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний.
--------------------------------
<1> См.: Кассационное определение СК по УД ВС РФ от 2 февраля 2011 г. N 87-О10-22.

4. Положения ч. 3 комментируемой статьи носят принципиальное значение в вопросах, регламентирующих применение мер безопасности в отношении субъектов уголовного судопроизводства, которым угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества либо иными опасными противоправными деяниями с целью причинения вреда. Основаниями для применения мер безопасности могут быть не только доказательства, свидетельствующие о применении насилия, об уничтожении или повреждении имущества, либо иные опасные противоправные деяния, которые могут причинить вред и которые имеются в материалах уголовных дел, но и соответствующие данные (сведения, в том числе полученные при помощи ОРД) о наличии угроз. Как правило, угроза должна быть связана не только с применением насилия, уничтожением или повреждением имущества, но и с иными опасными противоправными деяниями, такими как принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ), провокация взятки или коммерческого подкупа (ст. 304 УК РФ), и с другими общественно опасными деяниями, предусмотренными статьями Особенной части УК РФ. Кроме того, меры безопасности могут быть применены не только в отношении участников уголовного судопроизводства, таких как потерпевший, свидетель, эксперт, специалист, переводчик, подозреваемый, обвиняемый (подсудимый, осужденный), которые содействовали следствию в раскрытии и расследовании преступления, в изобличении и уголовном преследовании других участников преступления, в розыске имущества, добытого в результате преступления, но и в отношении других участников уголовного судопроизводства. Данные меры безопасности распространяются на присяжных заседателей, а также на близких родственников (о понятии близких родственников см. п. 4 ст. 5 настоящего Кодекса), близких лиц (о понятии близких лиц см. п. 3 ст. 5 настоящего Кодекса), родственников (о понятии родственников см. п. 37 ст. 5 настоящего Кодекса), на всех перечисленных участников уголовного судопроизводства. Правом применения мер безопасности в пределах своей компетенции на судебной и досудебной части уголовного судопроизводства обладают суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, начальник органа дознания, начальник подразделения органа дознания, дознаватель, а также должностное лицо оперативного подразделения органа дознания при производстве неотложных следственных действий. Так, в соответствии с п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 16, если в ходе исследования судом степени угрозы личной безопасности, которой подвергались подсудимый в результате сотрудничества со стороной обвинения, его близкие родственники, родственники и близкие лица (п. 4 ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ), установлено наличие оснований, предусмотренных в ч. 3 ст. 11 УПК РФ, суд вправе применить к ним любые меры государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, предусмотренные законодательством Российской Федерации, если такое решение не было принято органами предварительного расследования или прокурором <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 16 "О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве" // .

5. УПК РФ предусматривает следующие меры безопасности, которые могут быть применены при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности при производстве по уголовному делу:

1) приведение в протоколах следственных действий псевдонимов потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц вместо настоящих данных о личности (ч. 9 ст. 166);

2) контроль и запись телефонных и иных переговоров, осуществляемая по письменному заявлению потерпевшего, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц или по решению суда (ч. 2 ст. 186);

3) предъявление лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193);

4) проведение закрытого судебного разбирательства (п. 4 ч. 2 ст. 241);

5) проведение допроса свидетеля в судебном заседании в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками процесса, и без оглашения подлинных данных о его личности (ч. 5 ст. 278);

6) иные меры безопасности, предусмотренные законодательством РФ. При этом в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" (в ред. от 30 ноября 2011 г.) в отношении защищаемого лица могут применяться одновременно несколько либо одна из следующих мер безопасности:

а) личная охрана, охрана жилища и имущества;

б) выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности;

в) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице;

г) переселение на другое место жительства;

д) замена документов;

е) изменение внешности;

ж) изменение места работы (службы) или учебы;

з) временное помещение в безопасное место.

При этом меры безопасности с п. "г" по п. "ж" применяются только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях.

6. В соответствии с положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. 5 ст. 5), Протокола N 7 к данной Конвенции (ст. 3) и Международного пакта о гражданских и политических правах (подп. "а" п. 3 ст. 2, п. 5 ст. 9 и п. 6 ст. 14), закрепляющими право на компенсацию, принадлежащее каждому, кто стал жертвой незаконного ареста, заключения под стражу или осуждения за преступление, если вынесенный ему приговор был впоследствии отменен или ему было даровано помилование на том основании, что какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки. Кроме того, данное обстоятельство свидетельствует о наличии конституционной гарантии права на возмещение вреда всем лицам, которым причинен вред в результате нарушения их прав и свобод. Данное положение регламентировано и ст. 53 Конституции РФ.

7. При осуществлении уголовного судопроизводства в случае причинения лицу вреда, который стал результатом нарушения прав и свобод этого лица при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности, суд, прокурор, следователь, дознаватель, орган дознания, при осуществлении неотложных следственных действий, в соответствии со ст. 134 УПК РФ должны принять процессуальное решение о возмещении причиненного вреда. Кроме того, Конституционный Суд РФ в своих решениях говорит о том, что с учетом специфики правового статуса лиц, которым причинен вред при уголовном преследовании, следует предусматривать наряду с общими гражданско-правовыми правилами компенсации вреда упрощающие процедуру восстановления прав реабилитированных лиц специальные публично-правовые механизмы, обусловленные тем, что гражданин, необоснованно подвергнутый от имени государства уголовному преследованию, нуждается в особых гарантиях защиты своих прав <1>. Сам порядок и основания возмещения вреда, причиненного при производстве по уголовному делу, регламентированы гл. 18 УПК РФ. (Более подробно см. об этом комментарий к гл. 18 настоящего Кодекса.) Право на возмещение вреда, причиненного в результате уголовно-процессуальной деятельности, в соответствии с гл. 18 УПК РФ имеют лица, обладающие правом на реабилитацию. Так, право на возмещение вреда в порядке гл. 18 УПК РФ имеют подсудимый, подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1 и 4 - 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, осужденный, лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения. Потерпевшему лицу и иным субъектам уголовно-процессуальной деятельности, не обладающим статусом участников уголовного судопроизводства, возмещение вреда, причиненного в результате уголовно-процессуальной деятельности, в порядке гл. 18 УПК РФ не предусмотрено. Возмещение вреда осуществляется в порядке гражданского судопроизводства. Кроме того, вред, который стал результатом нарушения прав и свобод лица при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности, в соответствии со ст. 1070 ГК РФ возмещается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, - за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Кроме того, Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 17 октября 2011 г. N 22-П указал, что жесткая обусловленность реабилитации незаконностью или необоснованностью уголовного преследования, усматриваемая правоприменителем в нормах п. 34 ст. 5 и ч. 1 ст. 133 УПК РФ при интерпретации последних вне системного единства с требованиями ст. 6 и ч. 4 ст. 11 того же Кодекса, позволяет перекладывать компенсационно-восстановительные обязательства по делам частного обвинения во всех случаях на частного обвинителя (как это имело место в делах заявителей по настоящему делу) <2>.
--------------------------------
<1> См.: Постановления Конституционного Суда РФ от 27 января 1993 г. N 1-П, от 2 марта 2010 г. N 5-П, от 19 июля 2011 г. N 18-П, от 17 октября 2011 г. N 22-П // .

<2> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 17 октября 2011 г. N 22-П "По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с жалобами граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н. Сардыко" // .