Вы здесь

Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования

СТ 27 УПК РФ

1. Уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается по следующим основаниям:
1) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;
2) прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 - 6 части первой статьи 24 настоящего Кодекса;
3) вследствие акта об амнистии;
4) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;
5) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;
6) исключен. - Федеральный закон от 24.07.2002 N 98-ФЗ;
7) исключен. - Федеральный закон от 29.05.2002 N 58-ФЗ;
6) отказ Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица.
2. Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в пунктах 3 и 6 части первой статьи 24, статьях 25, 25.1, 28 и 28.1 настоящего Кодекса, а также пунктах 3 и 6 части первой настоящей статьи, не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.
(в ред. Федеральных законов от 24.07.2002 N 98-ФЗ, от 08.12.2003 N 161-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ, от 03.07.2016 N 323-ФЗ)
3. Уголовное преследование в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, возраста, с которого наступает уголовная ответственность, подлежит прекращению по основанию, указанному в пункте 2 части первой статьи 24 настоящего Кодекса. По этому же основанию подлежит прекращению уголовное преследование и в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом.
4. В случаях, предусмотренных настоящей статьей, допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела.

Комментарий к Статье 27 Уголовно-процессуального кодекса

1. Положения комментируемой статьи устанавливают основания прекращения уголовного преследования, которые касаются в первую очередь подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), осужденного. При этом само производство по уголовному делу может быть и не прекращено, а продолжаться в обычном порядке. Кроме того, положения комментируемой статьи содержат перечень обстоятельств, исключающих уголовное преследование лица (лиц), привлеченных в качестве подозреваемого или обвиняемого (подсудимого), а также осужденного. Эти обстоятельства выступают в качестве оснований прекращения уголовного преследования и являются обязательными для исполнения судом, прокурором, следователем и дознавателем. В отличие от оснований прекращения уголовного дела, предусмотренных ст. ст. 24, 25 УПК РФ, в которых суд, прокурор, следователь, дознаватель и орган дознания обязан прекратить уголовное дело, наличие хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных настоящей статьей, обязывает данных должностных лиц, ответственных за производство по делу, прекратить уголовное преследование в отношении конкретного лица. При наличии определенных обстоятельств возможно прекращение не уголовного дела, а только уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), осужденного либо прекращение уголовного дела, которое свидетельствует и о прекращении уголовного преследования.

2. Законодатель связывает основания прекращения уголовного преследования с различными обстоятельствами, которые условно можно разделить на реабилитирующие и нереабилитирующие. Традиционно к реабилитирующим основаниям прекращения уголовного преследования относятся те, которые исключают преступность деяния, либо отсутствие виновности лица в совершении преступления, либо отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, установление непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления. Нереабилитирующие основания предполагают прекращение уголовного преследования в отношении лиц, виновных в совершении преступления, при наличии обстоятельств, прямо предусмотренных законом. К числу нереабилитирующих оснований прекращения уголовного преследования относится истечение сроков давности уголовного преследования; смерть подозреваемого или обвиняемого, акт об амнистии; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению и др.

3. Ряд оснований прекращения уголовного преследования можно отнести как к реабилитирующим, так и к нереабилитирующим - в зависимости от обстоятельств дела. К таковым относятся наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления следователя, дознавателя о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела. В случае если вышеуказанные постановления и определение были вынесены на основании обстоятельств, исключающих преступность деяния либо виновность лица в совершении преступления, то основания последующего отказа от уголовного преследования, предусмотренные п. п. 4 и 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, будут реабилитирующими. Если же в их основе лежат обстоятельства, не исключающие виновность лица в совершении общественно опасного деяния, то эти же основания выступят в качестве нереабилитирующих. При этом некоторые из оснований прекращения уголовного преследования в зависимости от статуса участника уголовного судопроизводства могут быть как реабилитирующими, так и нереабилитирующими. Речь в данном случае идет о положениях, предусмотренных п. п. 3, 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ. Так, в случае, если на досудебной части уголовного судопроизводства лицо имеет статус подозреваемого либо обвиняемого и истекли сроки давности уголовного преследования, то в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ данное основание не является реабилитирующим. Но если лицо имеет статус осужденного на судебной части уголовного судопроизводства и вступивший в законную силу обвинительный приговор полностью или частично отменен, а уголовное дело прекращено, к примеру, в связи с истечением сроков давности, то в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ данное основание при наличии указанных условий является реабилитирующим.

4. Под непричастностью в соответствии со ст. 5 УПК РФ понимается неустановленная причастность либо установленная непричастность лица к совершению преступления. В силу принципа презумпции невиновности и публичности уголовного процесса обязанность доказывания возлагается на тех участников уголовного судопроизводства, которые осуществляют уголовное преследование. Подозреваемый, обвиняемый (подсудимый) не обязаны доказывать свою непричастность к совершению преступления. Данное основание прекращения уголовного преследования является реабилитирующим. При этом в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ лица, в отношении которых прекращено уголовное преследование по данному основанию, имеют право на реабилитацию. Так, Кассационным определением СК по УД ВС РФ от 27 июня 2011 г. приговор областного суда от 31 марта 2011 г. в части осуждения П., П., С. и Д. по ч. 2 ст. 210 УК РФ отменен, уголовное дело прекращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления, и за ними признано право на реабилитацию <1>.
--------------------------------
<1> См.: Определение СК по УД ВС РФ от 27 февраля 2012 г. N 45-Д12-4 // .

5. Положения п. 2 ч. 1 комментируемой статьи связаны с основаниями прекращения уголовного дела, которые регламентированы п. п. 1 - 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В судебной практике нередко возникают ситуации, когда по нескольким эпизодам преступного деяния осуществляется уголовное преследование по одному или нескольким составам преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ. При этом по одному из эпизодов уголовное преследование прекращается в соответствии с п. п. 1 - 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Подозреваемый, обвиняемый, осужденный в части прекращения уголовного преследования в соответствии с гл. 18 УПК РФ обладает правом на реабилитацию. В первую очередь данные обстоятельства прекращения уголовного преследования связаны с провокацией преступлений. Так, Судебная коллегия ВС РФ отменила приговор и прекратила уголовное преследование по делу в части осуждения по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ по эпизоду покушения на сбыт наркотических средств за отсутствием в действиях лица состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Доводы Судебной коллегии ВС РФ связаны с тем, что по прекращенному эпизоду покушения на сбыт наркотических средств ОРМ "проверочная закупка" была проведена в нарушение ст. 2 Закона об ОРД, так как ОРМ должны проводиться правоохранительными органами для пресечения дальнейшей преступной деятельности лица и обеспечения его привлечения к уголовной ответственности <1>.
--------------------------------
<1> См.: Определение СК по УД ВС РФ от 28 апреля 2014 г. N 33-Д14-1 // .

6. Положения комментируемой статьи, связанные с прекращением уголовного преследования в связи с актом амнистии, носят бланкетный характер и отсылают к положениям раздела IV УК РФ, связанным с освобождением от уголовной ответственности и наказания. Кроме того, положения ст. 84 УК РФ свидетельствуют о том, что акт амнистии, объявляемый Государственной Думой, действует в отношении индивидуально неопределенного круга лиц. При этом акт амнистии освобождает лиц, совершивших преступление, от уголовной ответственности. Кроме того, актом амнистии может быть осуществлено освобождение от наказания или смягчение наказания. Освобождение от уголовного преследования по данному основанию не является реабилитирующим. Уголовное преследование в отношении лица не может быть прекращено вследствие акта амнистии, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. Этот порядок не распространяется на уголовные дела, возбужденные вопреки акту амнистии, освобождающему обвиняемого от уголовной ответственности, либо по истечении срока давности уголовного преследования. Такие дела на основании ч. 2 ст. 27 УПК РФ подлежат прекращению на любой стадии судопроизводства, если против этого не возражает подсудимый <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 // .

7. Согласно ч. 1 ст. 50 Конституции РФ никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Это конституционное положение корреспондирует с закрепленным в п. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и п. 1 ст. 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод общепризнанным правовым принципом non bis in idem, суть которого сводится к тому, что никто не может быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое он уже был окончательно оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства. При этом, как следует из ч. 3 ст. 50 Конституции РФ и п. 5 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, под окончательными решениями суда понимаются такие судебные решения, которые после реализации осужденным или оправданным, а также другими участниками процесса права на рассмотрение его дела в вышестоящем суде вступили в законную силу и подлежат исполнению. В связи с этим наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению является основанием, исключающим уголовное преследование. Прекращение уголовного преследования в связи с наличием в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению является реабилитирующим основанием, и в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ подозреваемый или обвиняемый имеют право на реабилитацию.

8. Нередко при производстве по уголовному делу существуют обстоятельства, когда в отношении подозреваемого или обвиняемого имеется в наличии неотмененное постановление органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела. Данное обстоятельство является одним из оснований для незамедлительного прекращения уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого дознавателем, следователем либо судом.

9. Ряд обстоятельств, предусмотренных п. 6 ч. 1 комментируемой статьи, обусловлен особым порядком производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц (Более подробно см. комментарий к гл. 52 настоящего Кодекса.) Основания прекращения уголовного преследования, предусмотренные п. 6 ч. 1 комментируемой статьи, касаются не всех лиц, в отношении которых предусмотрен особый порядок привлечения к уголовной ответственности, а лишь Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий.

10. Ряд оснований прекращения уголовного преследования законодатель связывает с волей подозреваемого или обвиняемого. Отсутствие такой воли делает прекращение уголовного преследования невозможным. Так, только с согласия подозреваемого или обвиняемого допускается прекращение уголовного преследования по основаниям, предусмотренным п. п. 3, 6 ч. 1 ст. 24, ст. ст. 28, 28.1 УПК РФ и п. п. 3, 6 ч. 1 комментируемой статьи. Если же подозреваемый или обвиняемый возражает против прекращения уголовного преследования по этим основаниям, то производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке. Кроме того, положения ч. 2 комментируемой статьи Постановлением Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2013 г. N 24-П признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они лишают лицо, уголовное преследование которого прекращено на досудебной стадии уголовного судопроизводства вследствие принятия нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость инкриминируемого ему деяния, возможности обжалования в судебном порядке законности и обоснованности вынесенных в ходе осуществления уголовного преследования этого лица актов органов дознания и предварительного следствия, в том числе фиксирующих выдвинутые подозрение, обвинение в инкриминируемом ему деянии, применение мер процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, а в случае установления их незаконности и необоснованности - возможности признания за ним права на реабилитацию <1>.
--------------------------------
<1> Более подробно см.: Постановление Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2013 г. N 24-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 24, части второй статьи 27, части четвертой статьи 133 и статьи 212 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.А. Боровкова и Н.И. Морозова" // .

11. Основанием для прекращения уголовного преследования в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, возраста, с которого наступает уголовная ответственность, выступает отсутствие в деянии состава преступления, поскольку в данном случае отсутствует субъект преступления. По этому же основанию подлежит прекращению уголовное преследование и в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом. Данное положение находится в неразрывном единстве с нормой, предусмотренной ч. 3 ст. 20 УК РФ и регламентирующей основания непривлечения к уголовной ответственности вышеуказанной категории несовершеннолетних при наличии вышеназванных условий.

12. По смыслу данной статьи указанные в ней основания выступают лишь в качестве оснований прекращения уголовного преследования, но не обязательно отказа в возбуждении уголовного дела и не всегда влекут прекращение уголовного дела. Лишь обстоятельства, указанные в п. 2 ч. 1 настоящей статьи, влекут за собой отказ в возбуждении уголовного дела и прекращение уже возбужденного уголовного дела. В случаях, предусмотренных данной статьей, допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела. Так, например, прекращение уголовного преследования на основании непричастности лица к совершению преступления влечет за собой прекращение уголовного преследования конкретного подозреваемого, обвиняемого, но не влечет прекращения уголовного дела, производство которого необходимо для установления виновного в совершении преступления лица. Смерть подозреваемого или обвиняемого влечет за собой прекращение уголовного преследования в отношении данных лиц, однако производство по уголовному делу может быть продолжено в целях их реабилитации.

13. В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства от обвинения влечет прекращение уголовного преследования полностью по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

14. О прекращении уголовного преследования, равно как и о прекращении уголовного дела, выносится мотивированное постановление либо определение суда. О порядке прекращения уголовного преследования см. комментарий к гл. 29 УПК РФ. При этом в соответствии со ст. ст. 42, 44, 54, 213 УПК РФ в обязательном порядке должны быть вручены либо направлены потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику копии данных определений либо постановлений о прекращении уголовного преследования. Данное требование является одной из уголовно-процессуальных гарантий участников уголовного судопроизводства. Кроме того, участники уголовного судопроизводства имеют право на обжалование постановления (определения суда) о прекращении уголовного преследования в соответствии с гл. 16 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к гл. 16 настоящего Кодекса.)