Вы здесь

Комментарий к СТ 107 УПК РФ

Статья 107 УПК РФ. Домашний арест

Комментарий к статье 107 УПК РФ:

1. Содержание домашнего ареста состоит в запретах обвиняемому (подозреваемому) покидать определенное помещение (здание, участок территории), общаться с некоторыми лицами устно, письменно и посредством связи, устанавливаемых в целях обеспечения надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого). О надлежащем поведении см. ком. к ст. 102.

Домашний арест является физически-принудительной мерой пресечения, сопряженной с принудительным пребыванием обвиняемого, подозреваемого в ограниченном пространстве, с изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных или иных трудовых обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с неограниченным кругом лиц, т.е. данная мера физически ограничивает право на свободу и личную неприкосновенность, гарантированное ст. 22 Конституции РФ. По этой причине она избирается и применяется только судом в состязательной процедуре и на конкретный, специально установленный срок (Постановление КС РФ от 06.12.2011 N 27-П по делу о проверке конституционности статьи 107 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Эстонской Республики А.Т. Федина).

О проблеме согласия обвиняемого (подозреваемого) на домашний арест см. ком. к ч. 3 настоящей статьи.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 640-49-03 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

2. Не могут быть ограничены процессуальные права обвиняемого и подозреваемого на участие в судебных заседаниях, следственных и иных процессуальных действиях (например, в допросе свидетеля, производимом по ходатайству обвиняемого, отправке письменных жалоб, получении по почте повесток и других процессуальных документов, ведении переговоров с защитником и т.д.).

3. При домашнем аресте свобода передвижения обвиняемого (подозреваемого) ограничивается больше, чем при подписке о невыезде. Ему может быть запрещено постоянно или в определенное время покидать жилое помещение, здание, участок территории (дачи, гостиницы); посещать определенные места (район населенного пункта, увеселительные заведения); выходить из жилого помещения без сопровождения.

В силу отличия домашнего ареста от заключения под стражу обвиняемый (подозреваемый) не может быть принудительно помещен в специализированное помещение (закрытого типа). При домашнем аресте отсутствует "содержание под стражей" (п. 42 ст. 5 УПК). Однако при согласии обвиняемого (подозреваемого) домашний арест может исполняться в месте, указанном в решении суда. При домашнем аресте обвиняемый (подозреваемый) не изолируется от совместно проживающих с ним лиц.

4. Ограничения общаться с определенными лицами могут заключаться в запрете на встречи и разговоры с участниками судопроизводства по этому делу (подозреваемыми, обвиняемыми, потерпевшими и их представителями, свидетелями, экспертами, понятыми), с их родственниками и друзьями, со своими товарищами по работе, подчиненными, приятелями (через которых можно воспрепятствовать производству по делу).

5. Запрет получать и отправлять почтовые отправления не распространяется на почтовые переводы денежных средств.

6. Ограничения по ведению переговоров устанавливаются путем указания лиц, с которыми запрещено или разрешено вести переговоры, а также определенных средств связи (Интернета, электронной почты, телефона, телетайпа, факса, радио и др.).

7. Для избрания домашнего ареста необходимы наличие оснований, условий, мотивов и вынесение судом соответствующего постановления или определения (ст. ст. 97, 99, 101 УПК).

8. Закон в качестве специального условия предусматривает, что домашний арест применяется при наличии оснований и условий для заключения под стражу (см. ком. к ст. 108) тогда, когда содержание под стражей обвиняемого или подозреваемого (помещение в следственный изолятор) нецелесообразно в силу ряда обстоятельств: а) старческого возраста, тяжелого состояния здоровья, беременности или кормления грудью; б) особого социального или должностного статуса (по практике уставов уголовного судопроизводства 1864 года домашний арест применялся к высокопоставленным чиновникам, военным начальникам, депутатам); в) наличия места жительства или пребывания. На практике домашний арест также применяется в качестве альтернативы заключению под стражу, когда продление его сроков признается необоснованным <1>.

--------------------------------
<1> См.: Постановление судьи Воркутинского городского суда Республики Коми от 15.02.2010. Дело N 9612/15-01/10. Архив Конституционного Суда РФ.

Обращает на себя внимание, что по буквальному смыслу ч. 2 ст. 107 УПК домашний арест не может применяться, когда нет оснований для заключения под стражу. При этом термин "основания" используется в законе в широком смысле, включающем и юридические условия (предусмотренные ч. 1 ст. 108). Следовательно, домашний арест не может применяться во всех случаях, когда запрещено применение заключения под стражу, в том числе и в случаях, предусмотренных ч. 1.1 ст. 108 УПК ("в отношении предпринимателей"). Однако в ч. 7.1 ст. 108 УПК содержится норма, позволяющая суду избирать домашний арест вне зависимости от специальных условий, предусмотренных ч. ч. 1 и 1.1 этой статьи. Из сопоставления данных нормативных положений следует, что в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности (ч. 1.1 ст. 108) и при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 - 4 ч. 1 этой статьи, суд вправе избрать домашний арест лишь при отказе в удовлетворении ходатайства об избрании заключения под стражу.

9. Домашний арест избирается в таком же порядке, как и заключение под стражу (о нем см. ком. к ст. 108).

10. Устанавливаемые судом ограничения должны обеспечивать цели мер пресечения, а не ущемление прав обвиняемого (подозреваемого). Поэтому указание конкретных ограничений суд должен мотивировать. Подозреваемый или обвиняемый может быть подвергнут судом либо всем ограничениям и запретам, перечисленным в ч. 1 ст. 107, либо отдельным из них <1>.

--------------------------------
<1> См.: п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 29 октября 2009 г. N 22 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста" // БВС РФ. 2010. N 1.

Токийские правила, утвержденные Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14.12.1990 N 45/110, предусматривают принцип минимального вмешательства при применении мер, не связанных с тюремным заключением. Конкретные ограничения для обвиняемого (подозреваемого) формулируются в практичной и четкой форме, и их число по возможности сводится к минимуму (п. п. 2.6, 12.2). В процессе применения не связанных с тюремным заключением мер соблюдается право обвиняемого на личную жизнь, а также право на личную жизнь его семьи (п. 3.11).

11. Суд указывает тот орган или должностное лицо, на которые возлагается надзор за соблюдением установленных ограничений. Эти органы и должностные лица должны определяться подведомственными нормативными актами.

При этом редакция ч. 3 ком. статьи подчеркивает некоторую "добровольность" домашнего ареста по сравнению с заключением под стражу. Пункт 3.4 Токийских правил предусматривает, что не связанные с тюремным заключением меры, которые накладывают какое-либо обязательство на обвиняемого и которые применяются до формального разбирательства или суда, требуют согласия обвиняемого. Однако вывод об обязательности согласия обвиняемого для его домашнего ареста (действительно не связанного с тюремным заключением) является неверным. Во-первых, при домашнем аресте устанавливаются не обязательства, а ограничения. Во-вторых, домашний арест избирается при наличии оснований для заключения под стражу, которое в данном случае нецелесообразно. Поэтому отказ обвиняемого от домашнего ареста автоматически влечет заключение под стражу.

Изложенное свидетельствует, что при домашнем аресте присутствуют физическое принуждение и ограничение права на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ), которое не позволяет толковать норму ч. 3 ст. 107 УПК так, будто бы запреты "соблюдаются" самим обвиняемым, а органы "надзирают" за этим. В действительности обвиняемый "подвергается ограничениям", а надзирающий орган не может быть пассивным наблюдателем нарушений со стороны обвиняемого (подозреваемого). Эти нарушения должны предупреждаться и пресекаться с помощью соответствующих контролирующих полномочий (выставление охраны, контроль сообщений и переговоров, применение физической силы и специальных средств).

12. Постановлением КС РФ от 06.12.2011 N 27-П по делу о проверке конституционности статьи 107 УПК РФ в связи с жалобой гр. Эстонской Республики А.Т. Федина положения этой статьи в той мере, в какой они не конкретизируют срок, устанавливаемый при избрании меры пресечения, в виде домашнего ареста, не определяют основания и порядок его продления и не ограничивают предельный срок пребывания лица под домашним арестом, в том числе с учетом срока пребывания под стражей в качестве меры пресечения признаны не соответствующими Конституции РФ. Впредь до внесения соответствующих изменений в УПК РФ для установления, продления и ограничения срока домашнего ареста, в том числе с учетом срока пребывания под стражей, должны применяться положения его статьи 109.

13. Постановление следователя, дознавателя об отказе в удовлетворении ходатайства об отмене домашнего ареста может быть обжаловано в порядке, установленном ст. 125 УПК (Определение КС РФ от 27.01.2011 N 9-О-О по делу А.И. Аноприева).