Вы здесь

Комментарий к СТ 109 УПК РФ

Статья 109 УПК РФ. Сроки содержания под стражей

Комментарий к статье 109 УПК РФ:

1. Для самой строгой меры пресечения - заключения под стражу - установлен специальный срок применения, с тем чтобы максимально ограничить лишение свободы человека, считающегося невиновным. Об общем сроке действия меры пресечения см. ком. к ст. ст. 97, 100.

Комментируемая статья определяет срок содержания под стражей при производстве предварительного следствия. Срок содержания под стражей при производстве дознания регулируется ст. 224. В судебном производстве срок содержания под стражей установлен в ст. 255 УПК. Содержание под стражей происходит и при задержании подозреваемого (п. 42 ст. 5 УПК), однако срок задержания регламентируется ст. 94.

Срок содержания под стражей следует отличать от сроков предварительного следствия и дознания (ст. ст. 162, 223 УПК).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

2. По общему правилу согласно презумпции невиновности и правилу о толковании сомнений в пользу обвиняемого (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК) срок предварительного заключения не должен быть больше минимального срока лишения свободы как потенциально возможного уголовного наказания, могущего быть назначенного судом. Предварительное заключение не должно предвосхищать наказание в виде лишения свободы - указывает Европейский суд по правам человека (решение по делу Кеммаша от 27.11.1991). Об этом см. ком. к ч. 2 ст. 97 УПК.

Условием для продления срока содержания под стражей в ходе предварительного следствия до 6 месяцев в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 108 УПК, является невозможность: а) закончить предварительное следствие в 2-месячный срок, обусловлено особенностями дела (большим количеством эпизодов, соучастников и др.), а не особенностями следователя (отпуск, болезнь, занятость другими делами). Неэффективная организация предварительного расследования сама по себе не является основанием для продления срока и влечет вынесение судом частного постановления (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22); б) избрать иную, более мягкую, меру пресечения. Следователь должен доказать это обстоятельство, а не голословно ссылаться на отсутствие оснований для избрания другой меры пресечения. Указанные условия должны соблюдаться и при последующих продлениях сроков содержания под стражей. Как подчеркивает Конституционный Суд РФ, при каждом продлении сроков содержания под стражей необходимо наличие общих условий, оснований и мотивов для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (Определение от 25.12.1998 N 167-О; Постановление от 13.06.1996 N 14-П). Смотрите об этом ком. к ст. 108.

3. Дальнейшее продление срока содержания под стражей допускается до 12 месяцев в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 108 УПК, при соблюдении следующих дополнительных условий: а) по ходатайству следователя с согласия руководителя соответствующего СО, а также дознавателя с согласия прокурора; б) заключенному под стражу предъявлено обоснованное обвинение в совершении умышленного преступления, за которое ему грозит реальное наказание более 5 лет лишения свободы (ч. 4 ст. 15 УК); в) данное уголовное дело представляет особую сложность (в силу необходимости производства значительного количества следственных действий, выезда в другую местность, направления запроса о правовой помощи иностранного государства, помещения обвиняемого в медицинский стационар для проведения экспертизы и др.).

Часть 2 ком. статьи в ред. ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ предусматривает, что срок содержания под стражей может быть продлен до 12 месяцев по ходатайству дознавателя в случаях, предусмотренных ч. 5 ст. 223 УПК, с согласия прокурора субъекта РФ или приравненного к нему военного прокурора. При применении данной нормы следует учесть, что по смыслу ч. 2 ком. статьи продление срока содержания под стражей свыше 12 месяцев допускается только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Согласно ч. 3 ст. 150 УПК к подследственности дознания не отнесены тяжкие преступления. Кроме того, ком. норма противоречит ч. 4 ст. 224 (введенной ФЗ от 24.07.2007 N 214-ФЗ), которая специально регулирует сроки содержания под стражей при производстве дознания и определяет их в пределах 6 месяцев. Указанное противоречие норм, на первый взгляд, может быть истолковано так: надо считать, что условие в виде производства по тяжкому преступлению (ч. 2 ст. 109) не относится к дознанию, тогда срок содержания под стражей при производстве дознания может быть продлен еще на 6 месяцев (т.е. до 12 месяцев), если шестимесячный срок содержания под стражей истек в связи с исполнением запроса о выдаче. Однако такое толкование противоречит смыслу ст. 22 Конституции РФ, которая отдает приоритет праву человека на свободу. Как указывает Конституционный Суд РФ, недопустимость избыточного по продолжительности содержания под стражей вытекает и из п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому каждый имеет право на рассмотрение любого предъявленного ему обвинения без неоправданной задержки, что в первую очередь касается лиц, лишенных свободы на досудебных стадиях уголовного судопроизводства (Постановление Конституционного Суда РФ от 13.06.1996 N 14-П).

4. Продление срока от 12 до 18 месяцев допускается в особом порядке при наличии следующих условий: а) в исключительных случаях; б) при обоснованном обвинении в совершении умышленного преступления, за которое реально грозит наказание более 10 лет лишения свободы (ч. 5 ст. 15 УК); в) при согласии в соответствии с подследственностью председателя Следственного комитета РФ либо руководителя СО соответствующего федерального органа исполнительной власти <1>; г) решение принимается судьей суда уровня субъекта РФ.

--------------------------------
<1> В соответствии с п. 1.14 Приказа Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 1 не позднее чем за 30 суток до истечения годичного срока в Центральный аппарат СК России следователем должны быть представлены соответствующие материалы для получения согласия Председателя Следственного комитета РФ.

Решение о продлении срока принимается в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК. В соответствии с ч. 8 этой статьи копия решения суда направляется начальнику места содержания под стражей.

5. Дальнейшее продление срока содержания под стражей допускается только для ознакомления обвиняемого с материалами оконченного предварительного следствия.

Истечение срока содержания под стражей является основанием для освобождения обвиняемого. Об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу должно быть вынесено постановление (определение) суда, следователя или дознавателя (ч. 2 ст. 110 УПК). Прокурор также обязан освободить лицо, содержащееся под стражей свыше установленного срока (ч. 2 ст. 10, ч. 2 ст. 221 УПК). Однако даже и без вынесения такого решения обвиняемый подлежит освобождению в связи с истечением срока применения данной меры пресечения. Механизм освобождения предусмотрен ч. 3 ст. 94 УПК и ч. ч. 2 - 3 ст. 50 ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" и состоит в следующем. Не позднее чем за 24 часа до истечения срока содержания под стражей начальник места содержания под стражей обязан уведомить об этом ведущий процесс орган, а также прокурора, которым предписано освободить всякого содержащегося под стражей свыше установленного срока (ч. 2 ст. 10 УПК). Если по истечении срока содержания под стражей решение об освобождении или о продлении срока (сообщение об этом решении) не поступило, то начальник места содержания под стражей освобождает обвиняемого своим постановлением. Об освобождении обвиняемого начальник места содержания под стражей уведомляет орган, ведущий данное дело.

6. Не позднее 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей (то есть соответственно: 6-ти, 12-ти или 18-ти месяцев) материалы оконченного следствия предъявляются содержащемуся под стражей обвиняемому и его защитнику в порядке ст. 217 УПК. Если это было сделано позднее, то дальнейшее продление предельного срока содержания под стражей невозможно. По истечении этого срока обвиняемый освобождается. При этом его право на ознакомление с делом не ограничивается.

Представляется, однако, что 6- и 12-месячные сроки, указанные в ч. ч. 2 и названные в ч. 5 ком. статьи предельными, можно считать таковыми лишь локально, т.е. в том случае, если отсутствуют или не возникают законные условия для их "обычного" продления. Например, 6-месячный срок содержания под стражей не может быть продлен, если лицо не обвиняется в совершении тяжкого преступления либо дело не представляет особой сложности - в силу полного и всестороннего выяснения всех необходимых обстоятельств дела и т.д. Напротив, если в порядке ч. 1 ст. 219 УПК по ходатайству тех или иных участников процесса следователь должен существенно дополнить материалы уголовного дела, выполнив большой объем следственных действий, перепредъявить обвинение в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, появляются необходимые условия и для продления срока содержания обвиняемого под стражей свыше 6 месяцев (особая сложность дела, обвинение в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления), т.е. этот срок перестает считаться "предельным". В подобных случаях, на наш взгляд, продление срока содержания под стражей более 6 (а при соблюдении соответствующих условий - и 12) месяцев с целью ознакомления обвиняемого и защитника с материалами дела свыше 30 суток может осуществляться не в порядке ч. 7 ком. статьи, а в "обычном" порядке, установленном ее ч. 2 или ч. 3.

7. Части 7 - 8 ст. 109 УПК предусматривают особый порядок продления предельного срока содержания под стражей для ознакомления обвиняемого с материалами оконченного предварительного следствия и, как представляется, - дознания. Этот порядок применяется при наличии следующих условий: а) ознакомление с делом началось не позднее 30 суток до истечения предельного срока; б) обвиняемому и его защитнику недостаточно предоставленного времени (30 суток) для ознакомления с делом. При этом не может служить основанием для продления срока занятость, болезнь или отпуск следователя (в силу которых он сам ограничил возможность для ознакомления с делом, например, одним часом в день). В то же время допускается продление срока содержания под стражей в силу необходимости ознакомления с делом других обвиняемых; в) наличие оснований, условий и мотивов для продолжения применения меры пресечения в виде заключения под стражу при невозможности избрания другой меры пресечения (ч. ч. 1, 2 ст. 108, ч. ч. 2, 3 ст. 109, ст. ст. 97, 99 УПК). Смотрите Определение КС РФ от 25.12.1998 N 167-О; Постановление КС РФ от 13.06.1996 N 14-П.

Нарушение семидневного срока направления ходатайства, предусмотренного ч. 8 ком. статьи, может повлечь отказ в его удовлетворении или отмену решения суда о продлении срока. Так, Верховный Суд РФ в одном из своих решений отменил постановление нижестоящего суда о продлении срока содержания под стражей, ссылаясь в том числе на нарушение семидневного срока направления следователем в суд соответствующего ходатайства <1>.

--------------------------------
<1> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 22 декабря 2005 г. по делу N 67-о05-90.

Суд, продлевая срок содержания под стражей, обязан установить конкретную дату его окончания (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста"). Эта дата должна быть указана в пределах соответствующей просьбы следователя (Определение СК по УД ВС РФ N 87-003-2 по делу Жернова и Смирнова).

8. Части 13 и 14 комментируемой статьи предусматривают исключения из "запрета заочного ареста" (см. о нем ком. к ч. ч. 4 - 5 ст. 108), когда суд вправе рассмотреть вопрос о продлении срока заключения под стражу в отсутствие обвиняемого.

9. Решение о продлении срока содержания под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения и подлежит рассмотрению в тот же срок со дня поступления жалобы или представления (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 N 28 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций").

10. Согласно практике Европейского суда по правам человека реализация права лица на судебное разбирательство в течение разумного срока определяется такими факторами, как "существенность и достаточность" оснований ареста, проявление национальными властями "должного усердия" на предварительном расследовании и при судебном рассмотрении дела, учетом ими возможности применения альтернативных мер пресечения. Наличие обоснованного подозрения в том, что задержанное лицо совершило преступление, является обязательным условием для законности продления срока содержания его под стражей, а после истечения определенного срока и оно перестает быть достаточным. В таких случаях Европейский суд должен установить, оправдывали ли иные основания, на которые ссылались судебные власти, продление срока содержания лица под стражей. При этом доводы "за" и "против" освобождения лица из-под стражи не могут быть "общими и абстрактными" (см. Постановление Европейского суда по делу "Смирнова против Российской Федерации" (Smirnova v. Russia), жалобы N 46133/99 и 48183/99. ECHR 2003-IX (§ 63)). Необходимо убедительно продемонстрировать наличие конкретных фактов, перевешивающих правило об уважении свободы личности (см. Постановление Европейского суда от 26.07.2001 по делу "Илийков против Болгарии" (Ilijkov v. Bulgaria), жалоба N 33977/96 (§ 84)). Если и существовали иные факты, которые могли бы оправдать вывод судов о том, что заявитель мог скрыться, но они не были упомянуты в судебных постановлениях, Европейский суд не считает себя полномочным устанавливать такие факты и принимать на себя функции национального органа государственной власти, выносящего постановление по вопросу содержания лица под стражей (см. Постановление Европейского суда от 08.06.2006 по делу "Корчуганова против Российской Федерации" (Korchuganova v. Russia), жалоба N 75039/01, § 72). В подобных случаях он обычно приходит к выводу, что риска сокрытия обвиняемой от правосудия установлено не было. Так, в деле "Сташайтис против Литвы" Европейский суд отметил, что "отсутствие указания на основания принятия судебными органами решений о продлении срока содержания под стражей может не соответствовать принципу защиты от произвола, закрепленному в п. 1 ст. 5" (см. Постановление Европейского суда от 21.03.2002 по делу "Сташайтис против Литвы" (Stasaitis v. Lithuania), жалоба N 47679/99, § 67). Но если даже будет признано, что такие основания являлись существенными и достаточными, следует также убедиться, что компетентные национальные власти проявили "особое усердие" при проведении судебного разбирательства (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лабита против Италии" (Labita v. Italy), § 153). Однако, как полагает Европейский суд, по мере продвижения предварительного расследования и судебного разбирательства названные основания становятся все менее значимыми. Поэтому суды при продлении сроков ареста обязаны проанализировать обстоятельства дела более детально и привести особые причины для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Европейский суд неоднократно указывал, что сама по себе тяжесть обвинения не может служить основанием для оправдания длительных сроков содержания лица под стражей в рамках избранной меры пресечения (см. Постановление Европейского суда по делу от 08.02.2005 "Панченко против Российской Федерации" (Panchenko v. Russia), жалоба N 45100/98, § 102; Постановление Европейского суда от 30.10.2003 по делу "Горал против Польши" (Goral v. Poland), жалоба N 38654/97, § 68, и приведенное выше Постановление Европейского суда по делу "Илийков против Болгарии" (Ilijkov v. Bulgaria), § 81).