Вы здесь

Статья 130. Восстановление пропущенного срока

СТ 130 УПК РФ

1. Пропущенный по уважительной причине срок должен быть восстановлен на основании постановления дознавателя, следователя или судьи, в производстве которого находится уголовное дело. Отказ в восстановлении срока может быть обжалован в порядке, установленном настоящим Кодексом.

2. По ходатайству заинтересованного лица исполнение решения, обжалованного с пропуском установленного срока, может быть приостановлено до разрешения вопроса о восстановлении пропущенного срока.

Комментарий к Статье 130 Уголовно-процессуального кодекса

1. К субъектам, которым может быть восстановлен пропущенный процессуальный срок, относятся юридические и физические лица, которые вовлекаются в сферу уголовного судопроизводства в качестве сторон (например, государственный обвинитель либо представитель гражданского ответчика, юридического лица, в суде - в случае апелляционного обжалования ими приговора; подозреваемый либо его защитник, если они подают жалобы в период досудебного производства, и т.п.).

Процессуальное решение о восстановлении пропущенного срока принимает орган или должностное лицо, в производстве которых находится уголовное дело.

Такими сроками, которые могут быть восстановлены, являются сроки обжалования соответствующих действий (бездействия) либо принятых процессуальных решений.

Так, не может быть восстановлен пропущенный срок:

- дознавателю либо следователю, в случае пропуска ими уже истекшего срока содержания подозреваемого или обвиняемого лица под стражей либо домашним арестом <1>;
--------------------------------
<1> См.: Постановления ЕСПЧ от 8 ноября 2005 г. по делу "Худоеров (Khudoyorov) против России", от 24 мая 2007 г. по делу "Владимир Соловьев (Vladimir Solovyev) против России" и от 28 июня 2007 г. по делу "Шухардин (Shukhardin) против России"; Определения Конституционного Суда РФ от 15 июля 2003 г. N 292-О и от 25 февраля 2013 г. N 270-О; БВС РФ. 2006. N 7. С. 29.

- суду, в производстве которого находится уголовное дело, рассматриваемое им по первой инстанции, если ранее был пропущен срок содержания под стражей или домашним арестом подсудимого (по вине органа дознания, следователя либо самого суда);

- дознавателю или следователю, которые пропустили установленный законом срок производства дознания либо предварительного следствия;

- в других аналогичных процессуальных ситуациях.

Несмотря на эти положения Кодекса, в правоприменительной практике, к сожалению, имеются следующие случаи.

По одному из уголовных дел, которое расследовалось почти два года, следователь, сославшись на положения ст. 130 УПК РФ, самостоятельно восстановил пропущенный им срок предварительного расследования. Причем сделал он это на основании прямого указания заместителя руководителя Следственного департамента МВД РФ. Доводы жалобы адвоката в порядке ст. 125 УПК РФ о том, что ст. 130 УПК РФ (которой руководствовался следователь при вынесении обжалуемого постановления) регламентирует порядок восстановления только пропущенных сроков обжалования и применяется строго во взаимосвязи со ст. ст. 128 и 129 УПК РФ (тогда как порядок продления сроков следствия регламентируется ст. 162 УПК РФ), а восстановление пропущенного срока предварительного расследования УПК РФ вообще не допускает, были полностью проигнорированы судами первой и кассационной инстанций. Только надзорная инстанция согласилась с незаконностью действий следователя и его руководителя <1>.
--------------------------------
<1> Золотухин Б. Следствие под контролем // Новая адвокатская газета. 2015. Июль. N 13 (198).

Для принятия решения о восстановлении пропущенного процессуального срока в совокупности необходимы два условия.

Во-первых, ходатайство соответствующего участника уголовного судопроизводства о восстановлении ему пропущенного срока (например, на подачу апелляционной или иной жалобы). Без данного ходатайства должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, по своей собственной инициативе не вправе принять процессуальное решение о восстановлении пропущенного срока.

Ходатайства по этим вопросам, как правило, по сложившейся правоприменительной практике оформляются в письменной форме. К тексту такого ходатайства целесообразно приложить документы, удостоверяющие соответствующие факты либо обстоятельства, которые могут свидетельствовать о пропуске срока по уважительной причине.

Во-вторых, после получения такого письменного ходатайства дознаватель, следователь или судья должны вынести постановление, которое на основании положений ч. 4 ст. 7 УПК РФ должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

2. Судебная практика выработала следующие уважительные причины пропуска срока:

2.1. "Несвоевременное изготовление протокола судебного заседания является уважительной причиной пропуска кассационного срока на обжалование приговора, т.к. своевременное изготовление протокола судебного заседания является одной из гарантий права осужденного на защиту" <1>.
--------------------------------
<1> БВС РСФСР. 1983. N 7. С. 9 - 10.

2.2. Фабула дела. К. 23 июня был осужден Свердловским областным судом. 24 июня, т.е. на следующий день после вручения ему копии приговора, осужденный К. подал в суд заявление, в котором просил ознакомить его с протоколом судебного заседания совместно с адвокатом. 14 июля т.г. судья известила осужденного К. и его адвоката о том, что ознакомление будет производиться 21 июля в помещении суда г. Нижний Тагил. В тот же день - 14 июля - судья получила сообщение юридической консультации г. Новоуральска о невозможности участия адвоката в ознакомлении с протоколом вследствие его занятости в другом судебном процессе до 23 июля.

21 июля осужденный К. отказался от ознакомления с протоколом в отсутствие адвоката и продолжал настаивать на выполнении этого процессуального действия совместно с адвокатом, для чего просил этапировать его в г. Новоуральск по месту нахождения адвоката. Одновременно, видя, что его ознакомление с протоколом откладывается, а сроки на подачу кассационной <1> жалобы истекают, осужденный К. поставил перед судьей вопрос о продлении ему срока на обжалование приговора. 18 августа судья вынесла постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на подачу кассационной жалобы, об обеспечении участия адвоката для совместного ознакомления с протоколом судебного заседания и об этапировании осужденного К в г. Новоуральск для проведения этих действий совместно с адвокатом. В протоколе судебного заседания было отражено лишь разъяснение осужденному К. его права на ознакомление с данным протоколом, а порядок и сроки ознакомления с текстом протокола не разъяснялись. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ обоснованно сняла данное уголовное дело с кассационного рассмотрения и возвратила его в суд в связи с нарушением судьей областного суда требований ст. ст. 264 - 265 УПК РСФСР (в настоящем Кодексе аналогичные нормы содержатся в ст. ст. 259 - 260) об ознакомлении осужденного с протоколом судебного заседания. В обоснование принятого решения Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ положила следующие аргументы:
--------------------------------
<1> В настоящее время - апелляционной жалобы по правилам гл. 45.1 УПК РФ. - Прим. авт.

- зная о желании осужденного знакомиться с протоколом судебного заседания в присутствии адвоката, судья не изменила ранее назначенного времени на более позднее;

- судья не выяснила намерения и возможности адвоката участвовать в ознакомлении с протоколом судебного заседания в другое время;

- судья не поставила в известность осужденного К. о сложившейся ситуации;

- ст. 264 УПК РСФСР (в настоящем Кодексе ч. 7 ст. 259) обязывает председательствующего по делу обеспечить участникам процесса возможность ознакомиться с текстом протокола судебного заседания;

- адвокату и осужденному К. не была обеспечена такая возможность;

- срок на кассационное обжалование пропущен осужденным по уважительным причинам;

- в тексте протокола судебного заседания судье следовало разъяснить осужденному порядок и сроки ознакомления с настоящим протоколом <1>.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 2000. N 11. С. 13 - 14.

2.3. Фабула дела. По приговору Челябинского областного суда 10 января 2013 г. Ш. был осужден вместе с другими лицами. Согласно постановлению этого же суда 26 апреля 2013 г. Ш. отказано в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока подачи ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания. В апелляционной жалобе осужденный Ш., полагая, что ему необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства, просил отменить обжалуемое постановление и предоставить ему возможность ознакомиться с материалами судебного производства, содержащими протокол судебного заседания. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 23 июля 2013 г. постановление областного суда отменила по следующим основаниям.

Согласно п. 17 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый, а равно осужденный, вправе знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания.

В силу ч. 7 ст. 259 УПК РФ ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания подается сторонами в письменном виде в течение трех суток со дня окончания судебного заседания. Указанный срок может быть восстановлен, если ходатайство не было подано по уважительным причинам. Ходатайство не подлежит удовлетворению, если уголовное дело направлено в апелляционную инстанцию или по истечении срока, предоставленного для апелляционного обжалования, находится в стадии исполнения.

В ходе судебного разбирательства 6 декабря 2012 г. суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора, объявив сторонам, что оглашение приговора планируется на 26 декабря 2012 г.

Фактически провозглашение приговора было начато 10 января 2013 г. и завершено 11 января 2013 г. После провозглашения приговора председательствующим судьей был разъяснен порядок ознакомления с протоколом судебного заседания и подачи на него замечаний.

Осужденный Ш., находивший под подпиской о невыезде, в зал судебного заседания 10 и 11 января 2013 г. не явился. О намерении ознакомиться с протоколом судебного заседания он заявил 17 января 2013 г., указав это в апелляционной жалобе, поступившей в суд 18 января 2013 г.

22 января 2013 г. Ш. направил в суд письменное ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания, в том числе путем пересылки ксерокопии протокола по его почтовому адресу, указав, что он находится на амбулаторном лечении. Ходатайство было ему судом возвращено, поскольку подано с нарушением установленного срока, о восстановлении которого заявитель не ходатайствовал.

23 апреля 2013 г. Ш. обратился с ходатайством о восстановлении срока подачи ранее принесенного ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания. В обоснование своих доводов осужденный указал, что данный срок пропущен им по уважительной причине, поскольку в судебном заседании при разъяснении участникам процесса порядка ознакомления с протоколом судебного заседания он отсутствовал ввиду болезни, а впоследствии суд не разъяснил ему в установленном порядке право на ознакомление с протоколом и не уведомил его о сроках подачи такого ходатайства.

В удовлетворении данного ходатайства областной суд отказал.

Отклоняя ходатайство Ш., суд сослался на то, что 10 и 11 января 2013 г. он не явился в судебное заседание и не представил сведения о своем местонахождении, что не соответствует фактическим обстоятельствам и опровергается материалами дела.

К материалам уголовного дела приобщена телефонограмма супруги Ш., сообщившей суду о том, что на оглашение приговора он явиться не может в связи с госпитализацией в лечебное учреждение.

9 января 2013 г. в суд поступила справка медицинского учреждения о нахождении Ш. на лечении с 26 декабря 2012 г.

В материалах уголовного дела имеется выписной эпикриз истории болезни, из содержания которого следует, что Ш. находился в больнице с 26 декабря 2012 г. и выписан 11 января 2013 г.

Таким образом, 11 января 2013 г. Ш. находился в медицинском учреждении и по этой причине в заседание суда при разъяснении порядка ознакомления с протоколом судебного заседания, проходившего тоже 11 января 2013 г., отсутствовал. Данных, свидетельствующих о том, что после провозглашения приговора Ш. иным образом был разъяснен порядок ознакомления с протоколом судебного заседания, не имеется.

Следовательно, срок подачи ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания осужденным был пропущен по уважительной причине. С учетом этого обстоятельства, а также требований ч. 7 ст. 259 УПК РФ областному суду следовало удовлетворить ходатайство осужденного о восстановлении указанного срока как пропущенного им по уважительной причине.

Утверждение в обжалуемом постановлении того, что в период с 11 января по 28 января 2013 г. Ш. на стационарном либо ином лечении не находился и состояние здоровья не препятствовало ему обратиться в суд с соответствующим ходатайством, не могло быть положено в обоснование принятого решения об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного, так как данное обстоятельство судом не проверено. Между тем в жалобе осужденный утверждал, что после выписки из больницы 11 января 2013 г. он продолжал амбулаторное лечение с последующим продлением в установленном порядке периода нетрудоспособности.

Кроме того, отказывая осужденному в восстановлении срока подачи ходатайства, суд не принял во внимание названные выше требования ч. 7 ст. 259 УПК РФ.

Протокол судебного заседания был изготовлен только 21 января 2013 г., а подписан 25 января 2013 г. Таким образом, на момент обращения Ш. с ходатайством об ознакомлении с протоколом судебного заседания (17 и 22 января 2013 г.) и принятия судом решения о возвращении ему этого ходатайства со ссылкой на нарушение срока обращения протокол еще не был изготовлен <1>.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 2014. N 1. С. 14 - 15.

2.4. "Осужденная пропустила срок кассационного <1> обжалования по тем мотивам, что после вынесения приговора ее адвокат заболел и она не смогла лично составить кассационную жалобу. Суд признал это уважительной причиной пропуска срока кассационного обжалования" <2>.
--------------------------------
<1> В настоящее время - апелляционного обжалования по правилам гл. 45.1 УПК РФ. - Прим. авт.

<2> БВС РСФСР. 1990. N 5. С. 8 - 9.

2.5. "Несвоевременное вручение копии приговора осужденному послужило поводом для отмены решения суда кассационной <1> инстанции" <2>.
--------------------------------
<1> В настоящее время - суда апелляционной инстанции. - Прим. авт.

<2> Законность. 1995. N 12. С. 53 - 54. Раздел-рубрика "Из практики прокурорского надзора".

2.6. "До рассмотрения уголовного дела в кассационной инстанции <1> в суд первой инстанции поступила дополнительная кассационная жалоба осужденного К., однако судья необоснованно возвратил ее осужденному как несвоевременно поданную, хотя в этой ситуации судья должен был срочно выполнить требования ст. ст. 327 и 328 УПК РСФСР" <2>.
--------------------------------
<1> Аналог суда апелляционной инстанции в настоящее время. - Прим. авт.

<2> БВС РФ. 1996. N 6. С. 15.

Представляется, что на основании положений ст. 389.8 УПК РФ точно так же должен поступить суд первой инстанции, если при аналогичных обстоятельствах в этот суд поступит апелляционная жалоба.

2.7. Фабула дела. Приговор по делу был вынесен 27 февраля т.г. До дня вынесения приговора 21 февраля т.г. потерпевший Ф. - житель Запорожской области Республики Украина дал показания в судебном заседании по данному делу и уехал к месту жительства на Украину, предварительно согласовав с судом и другими участниками процесса возможность дальнейшего разбирательства этого дела в его отсутствие. 27 февраля т.г. по данному уголовному делу был вынесен приговор. 30 марта т.г. потерпевший получил по почте копию приговора, направленную ему областным судом. 5 апреля т.г. потерпевший по почте отправил свою кассационную <1> жалобу в областной суд, постановивший приговор. Эта жалоба поступила в областной суд почтой 8 мая т.г.
--------------------------------
<1> Аналог апелляционной жалобы в настоящее время. - Прим. авт.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила жалобу потерпевшего Ф., признав причину пропуска срока на кассационное обжалование приговора уважительной, отменив постановление судьи областного суда об отказе в восстановлении кассационного срока на обжалование приговора <1>.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 1997. N 5. С. 15.

2.8. Фабула дела. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление судьи краевого суда об отказе в восстановлении срока обжалования постановления, которым адвокату возмещены расходы, связанные с защитой осужденного в суде первой инстанции. Одновременно эти расходы взысканы с осужденного в доход федерального бюджета. Суд указал, что по смыслу закона, действовавшего на момент вынесения обжалуемого постановления, судебное решение об оплате труда адвоката, участвовавшего в деле, и взыскании с осужденного этих средств, могли быть обжалованы осужденным в кассационном порядке <1>, а следовательно, копия такого постановления подлежала вручению ему в установленный законом срок. При этом из материалов дела усматривается, что кассационную жалобу на постановление от 13 февраля 2012 г. осужденный подал 19 июня 2013 г. (через 16 месяцев), т.е. на следующий день после того, как ему впервые была вручена копия постановления. Ссылка в постановлении об отказе в восстановлении срока обжалования на то, что осужденный не мог не знать о наличии такого судебного решения, так как ознакомился с материалами дела, является предположением, на чем в силу ч. 4 ст. 14 УПК РФ не могут основываться выводы суда <2>.
--------------------------------
<1> В настоящее время - в апелляционном порядке по правилам гл. 45.1 УПК РФ. - Прим. авт.

<2> Определение СК по УД ВС РФ от 1 октября 2013 г. N 44-013-26 // (дата обращения: 30.08.2015).

Это далеко не полный перечень всех ситуаций, когда пропуск срока признавался уважительной причиной <1>.
--------------------------------
<1> См.: БВС РФ (2015. N 2. С. 30, 31; 2012. N 5. С. 26, 27 (три судебных прецедента); 2012. N 2. С. 20; 2011. N 4. С. 18; 2010. N 5. С. 17, 18 и др.).

Судебная практика свидетельствует, что уважительными причинами пропуска процессуального срока, как правило, являются:

- болезнь участника уголовного судопроизводства либо резкое внезапное обострение у него хронического заболевания;

- смерть близких родственников или членов семьи участника уголовного судопроизводства либо внезапно наступившее у них тяжелое заболевание, включая травму, ранение, контузию;

- стихийное бедствие (ураган, землетрясение, цунами, разлив реки в период весеннего половодья и т.п. факторы) в районе места нахождения либо места проживания участника уголовного судопроизводства;

- всевозможные аварии техногенного характера в жилище или месте нахождения гражданина либо юридического лица (взрывы, пожары и т.п.);

- различные форс-мажорные обстоятельства по месту жительства или месту нахождения участника уголовного судопроизводства (забастовки, массовые беспорядки, военные действия и т.д.);

- другие аналогичные им факты и обстоятельства.

Главным и определяющим во всех этих случаях признания причины пропуска срока уважительной является то, что причина объективно не позволяла участнику уголовного судопроизводства подготовить в установленный процессуальный срок жалобу или же обратиться с ходатайством. Безусловно и то, что в каждом конкретном случае признание причины пропуска срока уважительной причиной является оценочной категорией и должно решаться индивидуально с учетом всех фактов, доводов и обстоятельств.

3. В то же время судебная практика нарабатывает ориентиры для признания причины пропуска срока неуважительной. В качестве примеров можно привести следующие уголовные дела.

3.1. "Восстановление кассационного <1> срока опротестования приговора прокурору по тем основаниям, что в пределах этого срока он не успел ознакомиться с делом, является необоснованным" <2>.
--------------------------------
<1> В настоящее время - апелляционного срока (ст. 389.4 УПК РФ). - Прим. авт.

<2> Судебная практика Верховного Суда СССР. 1946. Вып. 8. С. 30.

3.2. "Занятость государственного обвинителя в других судебных процессах и невозможность в связи с этим ознакомиться с производством по делу не признаны уважительной причиной для восстановления пропущенного прокурором срока для опротестования приговора. Кроме того, закон не связывает подачу протеста (в настоящее время по УПК РФ - представления) с ознакомлением с материалами уголовного дела" <1>.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 2000. N 5. С. 14.

3.3. Фабула дела. Московский городской суд в период действия норм УПК РСФСР возвратил уголовное дело прокурору с целью производства дополнительного расследования. Прокурор на это постановление суда принес кассационный протест по истечении установленного УПК РСФСР семидневного срока. В своем протесте прокурор указал, что после вынесения судом указанного выше постановления прокурор в течение четырех дней не имел доступа к уголовному делу, так как оно не было сдано в канцелярию суда и по этой причине протест не был подготовлен в установленный законом семидневный срок. Прокурор просил признать причину пропуска им срока кассационного опротестования уважительной и восстановить срок на кассационное опротестование судебного постановления.

Суд отказал прокурору в восстановлении пропущенного им срока и не признал названную выше причину пропуска срока уважительной по следующим основаниям:

- общий срок кассационного опротестования составлял семь дней и в течение трех оставшихся суток прокурор имел возможность подготовить свой кассационный протест, изучив дело;

- в данной ситуации уважительных причин пропуска срока на кассационное опротестование не установлено <1>.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 1995. N 2. С. 11, 12. В этом и других примерах из судебной практики в тексте настоящей работы терминология уголовно-процессуальных институтов (производство дополнительного расследования, кассационное опротестование и др.) и актов (например, кассационный протест прокурора) дается в соответствии с действовавшими на тот момент времени нормами УПК РСФСР.

3.4. "Ежегодный отпуск лица, участвовавшего в судебном заседании в качестве государственного обвинителя, не является уважительной причиной пропуска срока кассационного обжалования" <1>.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 2010. N 4. С. 38, 39.

3.5. Фабула дела. Государственный обвинитель 25 июня 2004 г. подал в Ленинградский областной суд кассационное представление на приговор от 31 мая 2004 г. в отношении осужденного С. и одновременно представил ходатайство о восстановлении срока кассационного обжалования приговора, указав в обоснование ходатайства, что копия приговора поступила в прокуратуру области по истечении пяти суток со дня его провозглашения.

Судьей Ленинградского областного суда 23 июля 2004 г. ходатайство государственного обвинителя было оставлено без удовлетворения с приведением в постановлении соответствующих мотивов принятого решения.

В кассационном представлении прокурора ставился вопрос об отмене названного постановления судьи, о восстановлении срока кассационного обжалования приговора и рассмотрении по существу кассационного представления на приговор. В обоснование представления указано, что срок кассационного обжалования приговора был пропущен по уважительной причине, так как копия приговора государственного обвинителю была вручена 19 июня 2004 г., т.е. по истечении пяти суток со дня провозглашения приговора. Данное обстоятельство, по мнению государственного обвинителя, в соответствии с ч. 2 ст. 357 УПК РФ является основанием для восстановления срока кассационного обжалования, при этом не предусмотрено в качестве основания для отказа в восстановлении срока наличие возможности получения копии приговора в канцелярии суда.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 октября 2005 г. постановление судьи оставила без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения, указав следующее:

- согласно ч. 1 ст. 356 УПК РФ жалобы и представление на приговор или иное судебное решение суда первой инстанции могут быть поданы сторонами в кассационном порядке в течение 10 суток со дня провозглашения приговора, а содержащимися под стражей осужденными - в тот же срок со дня вручения им копии приговора;

- в соответствии со ст. 312 УПК РФ в течение пяти суток со дня провозглашения приговора его копии вручаются осужденному или оправданному, его защитнику и обвинителю. При этом закон данную обязанность связывает лишь со сроком вручения копии приговора независимо от способа его вручения;

- как видно из протокола судебного заседания, после провозглашения приговора 31 мая 2004 г. все участники процесса, в том числе и государственный обвинитель, были извещены председательствующим о том, что копии приговора они могут получить 4 июня 2004 г. в канцелярии областного суда, что не противоречит требованиям ст. 312 УПК РФ и не нарушает прав участников процесса;

- в порядке реализации данного права адвокат 4 июня 2004 г. получила в канцелярии суда под расписку копию приговора, а государственный обвинитель за копией приговора в канцелярию не явился, хотя в тот день находился в этом же суде, участвуя в другом деле. Несмотря на это, заместителем председателя областного суда, согласно имеющемуся в деле сопроводительному письму, копия приговора 2 июня 2004 г. была направлена в прокуратуру Ленинградской области, куда поступила 7 июня 2004 г., а завизирована о передаче государственному обвинителю лишь 9 июня 2004 г., что не может свидетельствовать о нарушении судом требований ст. 312 УПК РФ;

- между тем даже после получения прокуратурой области копии приговора кассационное представление на приговор было принесено лишь 25 июня 2004 г.;

- однако приведенные выше обстоятельства не могут иметь решающего значения по данному делу, поскольку доводы представления о пропуске пятидневного срока вручения копии приговора необоснованны;

- согласно ч. 2 ст. 128 УПК РФ, если окончание исчисляемого сутками срока приходится на нерабочий день, последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день. В связи с этим пятые сутки для вручения копии приговора приходились на субботу 5 июня 2004 г., т.е. на нерабочий день, в связи с чем последний день вручения государственному обвинителю копии приговора истекал в понедельник 7 июня 2004 г., когда она и была фактически получена прокуратурой области;

- суд не может нести какой-либо ответственности за организацию и порядок движения документов к исполнителям внутри прокуратуры области, и данное обстоятельство не влияет на течение процессуальных сроков <1>.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 2006. N 1. С. 25, 26.

3.6. Фабула дела. По приговору Иркутского областного суда от 6 августа 2004 г. М. был осужден к лишению свободы. В период судебного разбирательства в отношении данного подсудимого была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. После окончания судебного следствия прошли прения сторон, большинство подсудимых (всего - 9 человек), в том числе и подсудимый М., выступили с последним словом, после чего 19 июля 2004 г. был объявлен перерыв до 27 июля 2004 г. Однако в указанную дату подсудимый М. в судебное заседание не явился, причины неявки не сообщил, поэтому вновь был объявлен перерыв до 6 августа 2004 г. За это время судом принимались меры к обеспечению явки подсудимого М. в судебное заседание, но установить его местонахождение не удалось. 6 августа 2004 г. судебное заседание было продолжено, и в этот же день провозглашен приговор. 9 августа 2004 г. судом в отношении М. объявлен розыск, производство которого было поручено прокурору области.

26 января 2005 г. М. задержали, поместили в следственный изолятор, 2 февраля 2005 г. ему была вручена копия приговора от 6 августа 2004 г. 7 февраля 2005 г. М. подал на данный приговор кассационную жалобу, в которой просил об отмене приговора. 14 февраля 2005 г. данная жалоба ему была возвращена судом по тем основаниям, что сроки для кассационного обжалования приговора истекли, ходатайства о восстановлении сроков не поступало. 10 марта 2005 г. М. обратился в Иркутский областной суд с ходатайством, в котором просил восстановить ему срок для кассационного обжалования приговора, считая, что обжаловал приговор вовремя, так как кассационную жалобу подал в установленный законом десятидневный срок после получения копии приговора.

Рассмотрев 1 июня 2005 г. данное ходатайство, судья отказал в его удовлетворении, указав в постановлении, что срок для обжалования приговора пропущен без уважительной причины. На это решение судьи М. подал жалобу, в которой просил отменить постановление судьи как незаконное.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 18 октября 2005 г. постановление судьи Иркутского областного суда от 1 июня 2005 г. оставила без изменения, а жалобу осужденного М. - без удовлетворения, указав следующее:

- в соответствии с действующим законодательством восстановить срок для обжалования суд вправе в случае его пропуска по уважительным причинам;

- как видно из содержания жалобы, таковых у осужденного М. не было;

- его заявление о том, что срок для обжалования приговора должен исчисляться со дня вручения ему копии приговора, является необоснованным;

- в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством жалоба на приговор суда может быть подана в течение 10 суток со дня провозглашения приговора, а осужденным, содержащимся под стражей, - в этот же срок со дня получения им копии приговора;

- материалами дела установлено, что М. в момент рассмотрения дела и провозглашения приговора под стражей не содержался, в связи с чем срок для обжалования им судебного решения должен исчисляться со дня провозглашения приговора, а не со дня получения его копии;

- срок обжалования приговора, пропущенный осужденным без уважительных причин, восстановлению не подлежит <1>.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 2006. N 10. С. 20, 21.