Вы здесь

Статья 401.6. Поворот к худшему при пересмотре приговора, определения, постановления суда в кассационной инстанции

СТ 401.6 УПК РФ

Пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, либо если были выявлены данные, свидетельствующие о несоблюдении лицом условий и невыполнении им обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве.

Комментарий к Статье 401.6 Уголовно-процессуального кодекса

Комментируемая статья определяет принципиальное положение, связанное с производством в суде кассационной инстанции проверки кассационных жалоб или представлений. Дело в том, что суд кассационной инстанции осуществляет пересмотр приговоров, определений, постановлений суда, которые ухудшают положение осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, только при наличии трех взаимно обязательных условий.

Первым условием является положение, которое позволяет пересмотреть приговоры, определения, постановления суда, которые ухудшают положение осужденных, оправданных, а также лиц, в отношении которых уголовное дело прекращено, только в срок, не превышающий один год со дня вступления их в законную силу. Вступление приговоров, определений и постановлений осуществляется в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. ст. 390 и 391 УПК РФ. Пропущенный при подаче кассационных жалобы, представления предусмотренный положениями комментируемой статьи годичный срок, в течение которого допускается поворот к худшему при пересмотре судебного решения в кассационном порядке, восстановлению не подлежит вне зависимости от уважительности причины его пропуска. В таком случае ходатайство о восстановлении пропущенного срока возвращается заявителю без рассмотрения. Решение о повороте к худшему не может быть принято судом кассационной инстанции по истечении годичного срока и в тех случаях, когда постановление о передаче кассационных жалобы, представления на рассмотрение суда кассационной инстанции было вынесено до его истечения. При этом суд кассационной инстанции оставляет жалобу, представление без удовлетворения <1>. Данные положения являются императивными в связи с тем, что само по себе положение о повороте к худшему после вступления приговоров, определений и постановлений в законную силу по логике недопустимо. Дело в том, что суд кассационной инстанции проверяет только законность процессуальных актов и не обладает возможностью самому исправить допущенную судебную ошибку.
--------------------------------
<1> См.: п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 28 января 2014 г. N 2 // .

Вторым условием являются нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, допущенные в ходе судебного разбирательства по уголовному делу. В Определении от 3 февраля 2010 г. N 148-О-О КС нарушения закона определены в их общей форме - существенные (фундаментальные) нарушения как уголовного, так и уголовно-процессуального закона. Однако правосудие в сфере привлечения к ответственности за совершение преступных деяний осуществляется посредством уголовного судопроизводства (ч. ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции РФ). Это предполагает применение судом норм материального права только в условиях процедуры, осуществляемой с соблюдением порядка судопроизводства, установленного в нормах уголовно-процессуального закона. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. N 2 определено, что неправильное применение уголовного закона, являющееся основанием для пересмотра судебного решения в кассационном порядке с поворотом к худшему, может выражаться, например, в квалификации содеянного по уголовному закону о менее тяжком преступлении. К числу нарушений уголовно-процессуального закона, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, могут быть отнесены, в частности, нарушения, указанные в п. п. 2, 8, 10, 11 ч. 2 ст. 389.17, в ст. 389.25 УПК РФ, а также иные нарушения, которые лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права, если такое лишение либо такие ограничения повлияли на законность приговора, определения или постановления суда <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 28 января 2014 г. N 2 // .

Третьим условием является наличие кассационного представления прокурора, кассационной жалобы потерпевшего, его законного представителя или представителя. При пересмотре судебного решения в кассационном порядке суд вправе вынести постановление (определение), влекущее ухудшение положения осужденного, оправданного или лица, дело в отношении которого прекращено, лишь по тому правовому основанию и по тем доводам, которые указаны в кассационном представлении прокурора, кассационной жалобе потерпевшего, его законного представителя или представителя <1>.
--------------------------------
<1> См.: Там же.

Сам принцип поворота к худшему приговоров, определений и постановлений в судебных инстанциях, которые пересматривают процессуальные акты, вступившие в законную силу, в уголовном судопроизводстве должен быть предусмотрен законодателем. Дело в том, что в ряде своих решений Конституционный Суд РФ высказался о необходимости в уголовном судопроизводстве иметь институт поворота к худшему после вступления приговора в законную силу. Впервые об этом Конституционный Суд РФ упомянул в своем Постановлении от 17 июля 2002 г. N 13-П. Так, он сформулировал правовую позицию, согласно которой грубая судебная ошибка, выразившаяся в неприсоединении к наказанию, назначенному по новому приговору, неотбытой части наказания за предшествующее преступление, безусловно подлежит исправлению, в том числе после вступления этого приговора в законную силу; иное означало бы, что приговор по предыдущему делу, по существу, неправомерно аннулируется, что - по смыслу ст. ст. 1 (ч. 1), 17 (ч. ч. 1 и 2), 19 (ч. ч. 1 и 2), 55 (ч. 3) и 118 (ч. ч. 1 и 2) Конституции РФ во взаимосвязи с п. 2 ст. 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод - несовместимо с принципами уголовного права, самой идеей правосудия, а потому недопустимо в правовом государстве <1>. В другом своем решении от 11 мая 2005 г. N 5-П Конституционный Суд РФ указал, что ст. 405 УПК РФ (в первоначальной редакции) в той мере, в какой она в системе действующего уголовно-процессуального регулирования пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда, не допуская поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора по жалобе потерпевшего (его представителя) или по представлению прокурора, не позволяет тем самым устранить допущенные в предшествующем разбирательстве существенные (фундаментальные) нарушения, повлиявшие на исход дела, не соответствует Конституции РФ, ее ст. ст. 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), ст. ст. 18, 19, 21, 46 (ч. 1), 52, 55 (ч. 3) и 123 (ч. 3), во взаимосвязи со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и п. 2 ст. 4 Протокола N 7 к ней (в ред. Протокола N 11). При этом Конституционный Суд РФ указал, что исключения из общего правила о запрете поворота к худшему после вступления приговора в законную силу допустимы лишь в качестве крайней меры, когда неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия, смысл приговора как акта правосудия, разрушая необходимый баланс конституционно защищаемых ценностей <2>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июля 2002 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 342, 371, 373, 378, 379, 380 и 382 УПК РСФСР, статьи 41 УК РСФСР и статьи 36 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" // .

<2> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива "Содействие", общества с ограниченной ответственностью "Карелия" и ряда граждан" // .