Вы здесь

Комментарий к СТ 412.1 УПК РФ

Статья 412.1 УПК РФ. Пересмотр судебных решений в порядке надзора

Комментарий к статье 412.1 УПК РФ:

1. Пересмотр судебных решений в порядке надзора в редакции ФЗ от 29.12.2010 N 433-ФЗ существенно изменил свою форму. Ее правомерность в прежней редакции вызывала серьезные сомнения. Так, согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека отмена в порядке надзора в российском судопроизводстве (и по гражданским, и по уголовным делам) вступивших в законную силу судебных решений может сделать право на доступ к суду иллюзорным и нарушить принцип правовой определенности, если только посредством отмены окончательных решений не исправляются лишь фундаментальные нарушения материального или процессуального права. Полномочия вышестоящих судов по пересмотру судебных решений должны осуществляться исключительно в целях исправления грубых судебных ошибок и несправедливости при отправлении правосудия, а не ради повторного рассмотрения дела ввиду несогласия с решением суда (оценкой доказательств или юридической оценкой фактов) той или иной стороны или вышестоящей судебной инстанции. К подобным выводам Европейский суд по правам человека уже неоднократно приходил в своих Постановлениях по делам: "Тумилович против России" от 22.06.1999; относительно приемлемости жалобы "Питкевич против России" от 08.01.2001; "Рябых против России" от 24.07.2003 (п. п. 56 - 58); относительно приемлемости жалобы "Бердзенишвили против России" от 29.01.2004; "Волкова против России" от 05.04.2005 (п. п. 34 - 36); "Росэлтранс" против России" от 21.07.2005 (п. п. 27 - 28); "Кот против России" от 18.01.2007 (п. 24); "Проценко против России" от 31.07.2008 (п. п. 25 - 34); "Тишкевич против России" от 04.12.2008 (п. п. 25 - 26); "Стрельцов и другие "новочеркасские военные пенсионеры" против России" от 29.07.2010; "Таянко против России" от 02.09.2010 и др.

Новая регламентация пересмотра судебных решений в порядке надзора, изложенная в данной главе, в целом учитывает эту позицию Страсбургского Суда. Смотрите ком. к ст. 412.9 настоящего Кодекса.

Надзорное производство по уголовным делам, по смыслу статей 17 (часть 3), 46, 50 (часть 3), 52, 55 (часть 3), 118 и 126 Конституции Российской Федерации, призвано обеспечить исправление судебных ошибок путем пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений, с тем чтобы исходя из принципов справедливости, соразмерности и правовой безопасности гарантировать эффективную защиту конституционных ценностей, прежде всего прав и свобод человека и гражданина <1>.

--------------------------------
<1> См.: п. 3.1 Постановления КС РФ от 11.05.2005 N 5-П.

Вместе с тем необходимо отметить, что Президиум ВС РФ остается теперь единственной надзорной инстанцией. С учетом того что не только надзорная, но и кассационная процедура серьезно ограничены в возможностях пересмотра дела ввиду неправильного разрешения его по существу (см. ком. к ст. ст. 401.15 и 412.9 настоящего Кодекса), а апелляционный пересмотр в основном сосредоточен в судах субъектов Федерации и равных им судах (за исключением единственного случая, указанного в п. 1 ч. 3 ком. статьи), обжалование доказанности виновности лица в совершении преступления, т.е., по существу, решения по главному вопросу уголовного дела, в большинстве случаев не сможет выйти за пределы судопроизводства местного уровня. Принимая во внимание исторические традиции российского массового правосознания, привыкшего искать последнюю защиту от произвола удаленных от центра местных правителей именно у верховной власти, это может привести к негативным последствиям в виде роста числа граждан, недовольных осуществлением правосудия, что чревато увеличением количества жалоб в ЕСПЧ.

2. О субъектах обжалования см. п. п. 1 и 2 ком. к ст. 401.2 настоящего Кодекса.

3. Обжалование решений Президиума ВС РФ в этот же самый орган, в сущности, есть не что иное, как отступление от принципа "никто не должен быть судьей в собственном деле". Такой порядок абсолютно оправдан, когда речь идет о новых или вновь открывшихся обстоятельствах, ранее практически не могущих быть известными суду при вынесении решения (а значит, и не связывающих судей моральной ответственностью за их необнаружение), однако исправление судом собственных ошибок, которые были сделаны им при предыдущем надзорном рассмотрении, ставит под сомнение его объективную независимость. По-видимому, регулирование, данное в ком. статье, носит вынужденный и исключительный характер, связанный, во-первых, с тем, что решения Президиума ВС РФ просто некуда обжаловать (и потому допущение обжалования их в тот же орган есть "наименьшее зло"), а во-вторых, с тем, что, если основания пересмотра не носят характера новых или вновь открывшихся обстоятельств, но тем не менее являются фундаментальными нарушениями закона, исправление такой судебной ошибки, пусть даже и самой инстанцией, которая ее допустила, является большей ценностью, чем внешние гарантии независимости суда. Вероятно, законодатель исходил здесь из того предположения, что высокий профессиональный уровень судей ВС РФ сам по себе служит достаточной гарантией против проявления ими предвзятости и необъективности при исправлении собственных ошибок.