Вы здесь

Комментарий к СТ 39 УПК РФ

Статья 39 УПК РФ. Руководитель следственного органа

Комментарий к статье 39 УПК РФ:

1. Руководитель следственного органа (СО) - это должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель (п. 38.1 ст. 5, введенный ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ. Он имеет важные процессуальные полномочия. В целом их можно охарактеризовать как выполнение функции уголовного преследования в форме руководства предварительным следствием. ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" <1> все полномочия по руководству предварительным следствием, которые ранее принадлежали прокурору, переданы руководителю СО. Это имеет своей целью разграничить на предварительном следствии процессуальную деятельность по расследованию уголовных дел и по надзору за соблюдением законов.

--------------------------------
<1> РГ. 08.06.2007. N 122.

Ряд полномочий руководителя СО конкретизированы в Приказе Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 1 "Об организации процессуального контроля в Следственном комитете Российской Федерации".

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

2. Поручение производства предварительного следствия нескольким следователям (п. 1 ч. 1 ком. статьи) означает одновременно и принятие руководителем следственного органа процессуального решения о создании следственной группы.

3. Хотя в п. 6 ч. 1 ком. статьи буквально сказано о нарушении следователем требований "настоящего Кодекса", т.е. только УПК РФ, представляется, что основанием для отстранения следователя от ведения дела в не меньшей (а может быть, и в большей) степени может служить также нарушение им норм Конституции РФ, УК РФ, ГК РФ и других федеральных законов, так или иначе применяемых при производстве расследования.

4. На основании п. 3 ч. 1 ком. статьи руководитель СО вправе давать следователю указания лишь по следующим вопросам:

- о направлении расследования;

- о производстве отдельных следственных действий;

- о привлечении лица в качестве обвиняемого;

- об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения;

- о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Вместе с тем, по смыслу части 3 той же статьи, указания руководителя СО могут, помимо названных вопросов, касаться также изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, а также направления дела в суд <1> или его прекращения. Но если право давать указания об изъятии уголовного дела и передаче его другому следователю имеет самостоятельное основание (ранее указано в п. 1 ч. 1 ком. статьи), то названное в части 3 право давать указания следователю о направлении дела в суд или о его прекращении формально не вписывается в ранее перечисленные полномочия руководителя СО. Логически получается, что указания следователю о направлении дела в суд или о его прекращении как бы выходят за ранее четко очерченные прерогативы руководителя СО, что порождает нежелательные для закона сомнения и неясности. Выход из этого противоречия могло бы дать лишь такое юридическое толкование, при котором названные спорные полномочия охватывались бы понятием направления расследования.

--------------------------------
<1> Более правильно было бы говорить о направлении следователем дела прокурору, поскольку в суд его направляет не следователь, а именно прокурор (ч. 1 ст. 222).

По своему семантическому (общеупотребительному) смыслу направление расследования - это по крайней мере: 1) выдвижение следователем версий, т.е. подлежащих следственной и оперативно-розыскной проверке предположений, касающихся, прежде всего, события преступления, лиц, виновных в его совершении, форм их вины и мотивов действий, а также других фактических обстоятельств дела; 2) определение квалификации инкриминируемых преступлений; 3) определение вопросов и обстоятельств, которые необходимо выяснить по каждой версии, эпизоду или по делу в целом (т.е. объема обвинения); 4) определение источников доказательственной информации, подлежащих исследованию; 5) определение следственных действий, необходимых по данному делу. Помимо понятия "направление расследования" в УПК РФ встречается и другое понятие - "направление уголовного дела". Направление дела - это определение дальнейшего процессуальной судьбы дела, т.е. принятие решений, определяющих его движение от одного процессуального этапа или стадии в другие: возбуждение уголовного дела, направление (поручение) руководителем СО дела следователю или прокурором органу дознания для производства расследования; принятие уголовного дела следователем или дознавателем к своему производству; направление органом дознания уголовного дела руководителю СО после производства неотложных следственных действий; направление дела по подследственности или подсудности; привлечение лица в качестве обвиняемого; приостановление и возобновление предварительного расследования; прекращение, выделение дел, направление дела прокурору и в суд либо его возвращение прокурором для производства дополнительного расследования, передача из одной судебной стадии в другую и т.д. В этом или подобном значении понятие "направление уголовного дела" встречается в ст. ст. 149, 157, гл. 30, ст. ст. 222, 386, 451, 458 УПК. Если предположить, что понятия "направление уголовного дела" и "направление расследования" являются однопорядковыми (независимыми друг от друга), то принятие решений, определяющих движение дела (в т.ч. и решений о направлении дела в суд или о его прекращении), не может быть включено в понятие "направление расследования". Тогда отмеченное противоречие между пунктом 3 части 1 и частью 3 ком. статьи становилось бы неразрешимым. Однако если принять, что понятие "направление уголовного дела" (по крайней мере, на досудебном производстве) по своему объему уже, чем понятие "направление расследования" и охватывается последним, то указания руководителя СО следователю о направлении дела в суд или о его прекращении также являются проявлением полномочий руководителя СО по направлению (хода) расследования.

5. В соответствии с п. 10 ч. 1 ком. статьи руководитель СО вправе давать согласие следователю на обжалование решений прокурора, вынесенных при поступлении к последнему уголовного дела с обвинительным заключением (п. 2 ч. 1 ст. 221): о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или о пересоставлении обвинительного заключения и устранении выявленных недостатков. Причем обжалование названных решений прокурора следователем приостанавливает их исполнение. Практически это означает, что решения прокурора о возвращении дела для производства дополнительного следствия и т.д. не обязательны для исполнения следователем в течение всей процедуры обжалования, если, конечно, руководители следственных органов солидарны с позицией следователя. При этом процедура обжалования, установленная ч. 4 ст. 221, может оказаться весьма длительной: согласно ч. 6 ст. 162 только на обжалование решения прокурора следователю может быть дан срок до 1 месяца; далее предусмотрена процедура, состоящая из восхождения уголовного дела с жалобами (ходатайствами) следователя по трем инстанциям (вышестоящий прокурор, председатель Следственного комитета РФ либо руководитель СО соответствующего федерального органа исполнительной власти - для получения их согласия на обжалование, Генеральный прокурор РФ). Если при этом обвиняемый содержится под стражей, а ранее установленный срок применения данной меры пресечения истекает, то возникает проблема основания, по которому может продлеваться срок содержания под стражей. Особенно остро этот вопрос встает при продлении срока содержания под стражей свыше 6 месяцев, поскольку основанием для продления срока в этом случае является только особая сложность уголовного дела (ч. 2 ст. 109). Вряд ли несогласие следователя с решением прокурора может рассматриваться как проявление особой сложности дела; напротив, его возражения против необходимости проведения дополнительного расследования и т.д. свидетельствуют об обратном. Кроме того, обвиняемый не должен нести добавочные тяготы пребывания под стражей только потому, что его дело, по мнению прокурора, нуждается в дополнительном расследовании, а следственный орган против этого возражает. Логическое толкование действующего закона приводит к довольно неприятному для следствия выводу, что в подобной ситуации мера пресечения должна быть изменена на другую, не связанную с содержанием под стражей.

6. На основании п. 11 ч. 1 ком. статьи руководитель СО имеет право возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования. Смотрите об этом ком. к ст. 220.

7. Письменные указания руководителя СО обязательны для исполнения следователем (ч. 3 настоящей статьи). Они могут быть обжалованы следователем руководителю вышестоящего СО, но, как правило, без приостановления их исполнения. Исключение составляют лишь случаи, когда указания относятся к вопросам, касающимся т.н. процессуальной самостоятельности следователя, его внутреннего убеждения или ограничений конституционных прав личности, а именно: изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, а также направления дела в суд или его прекращения.

8. К числу иных полномочий руководителя СО относится, в частности, право продлить по ходатайству следователя до 10 суток срок доследственной проверки в стадии возбуждения уголовного дела, а при необходимости проведения документальных проверок или ревизий продлить этот срок до 30 суток (ч. 3 ст. 144).